9 романов, где действие происходит в интернатах, закрытых школах и приютах:

1. Мариам Петросян — Дом, в котором…

На окраине города, среди стандартных новостроек, стоит Серый Дом, в котором живут Сфинкс, Слепой, Лорд, Табаки, Македонский, Черный и многие другие. Неизвестно, действительно ли Лорд происходит из благородного рода драконов, но вот Слепой действительно слеп, а Сфинкс – мудр. Табаки, конечно, не шакал, хотя и любит поживиться чужим добром. Для каждого в Доме есть своя кличка, и один день в нем порой вмещает столько, сколько нам, в Наружности, не прожить и за целую жизнь. Каждого Дом принимает или отвергает. Дом хранит уйму тайн, и банальные “скелеты в шкафах” – лишь самый понятный угол того незримого мира, куда нет хода из Наружности, где перестают действовать привычные законы пространства-времени.
Дом – это нечто гораздо большее, чем интернат для детей, от которых отказались родители. Дом – это их отдельная вселенная.

2. Кадзуо Исигуро — Не отпускай меня.

“Не отпускай меня” – пронзительная книга, которая по праву входит в список 100 лучших английских романов всех времен по версии журнала “Time”. Ее автор урожденный японец, выпускник литературного семинара Малькольма Брэдбери и лауреат Букеровской премии (за роман “Остаток дня”).
Тридцатилетняя Кэти вспоминает свое детство в привилегированной школе Хейлшем, полное странных недомолвок, половинчатых откровений и подспудной угрозы.
Это роман-притча. Это история любви, дружбы и памяти. Это предельное овеществление метафоры “служить всей жизнью”.

3. Белых Г., Пантелеев Л. — Республика ШКИД.

Авторы этой книги – бывшие беспризорники. Из тех, кому судьбой была уготована участь бродяг, воров и налетчиков. Лишь случайность помешала каждому докатиться до самого дна жизни. Эту случайность они связали с таинственными буквами: ШКИД.
Написали ребята книгу в семнадцать – девятнадцать лет. Они рассказали в ней о своей жизни, о таких же буйных подростках, как и сами, о друзьях – товарищах, искалеченных жизнью. За плечами каждого из подростков с бандитскими кличками – своя богатая приключениями биография, в которой нашли место и тюрьма, и распределительные пункты, и облавы по притонам. У любого из пестрой ватаги шкидцев – особый, выработанный в отчаянной борьбе за жизнь характер. А книга, в которой все правда, получилась хотя и жестокой, но все-таки веселой и остроумной.

4. Антон Макаренко — Педагогическая поэма.

Имя А.С.Макаренко стало одним из символов советской эпохи, а его произведения в те годы были самыми популярными работами по воспитанию молодежи. Изменился мир, разительно преобразился быт, на смену одному политическому строю пришел другой… А сочинения Макаренко остаются все так же востребованы, как и прежде.
“В сентябре 1920 года заведующий губнаробразом вызвал меня к себе и сказал: “Вот что, брат…””. С этого начинается “Педагогическая поэма” (1935). Школьному учителю предложили возглавить колонию для несовершеннолетних правонарушителей. Он согласился. Так началась история детской колонии имени Горького. Макаренко строит свою книгу как спокойный, чуть ироничный рассказ, спрятав секрет своей воспитательной системы “между строк”.

5. Джоанн Харрис — Джентльмены и игроки.

Привилегированная школа Сент-Освальд всегда славилась безупречным порядком и исключительным благонравием. Трудно даже представить, что здесь может произойти нечто дерзкое, возмутительное, вопиющее. Однако это происходит. Начинается с каких-то мелких недоразумений, но постепенно события нарастают как снежный ком. Против Сент-Освальд ведется тайная война, ведущая к ее полному разрушению. И никто не знает, что корни происходящего уходят в прошлое, когда страдающий ребенок твердо решил отомстить школе за свое унижение.

6. Рубен Давид Гонсалес Гальего — Белое на черном.

Русский писатель, живущий в Мадриде, Рубен Давид Гонсалес Гальего, внук генерального секретаря Коммунистической партии Испании, в полной мере ощутил на своем личном опыте значение слов “коммунистическая мораль”. Об этом опыте его блистательный литературный дебют – автобиографический роман в рассказах “Белое на черном”, ставший сенсацией уже в журнальной публикации.
Книга кому-то может показаться грустной, кому-то веселой. Одно безусловно: всем нам Рубен подарил уникальную возможность взглянуть на наш страшный, жестокий и прекрасный мир чуть-чуть добрее, светлее и радостней.

7. Джон Ирвинг — Правила Дома сидра.

Джон Ирвинг – известный американский писатель, признанный мастер психологической прозы. Мировую славу принес ему роман `Мир от Гарпа`, хорошо известный и российскому читателю. `Правила Дома сидра` можно назвать семейной сагой на новый лад, `Давидом Копперфильдом` или `Джейн Эйр` наоборот. Сирота без роду и племени обретает свой очаг, но дом уже не является той крепостью, за стенами которой можно укрыться от бурь и катаклизмов нашего жестокого века. На смену жизненным правилам, признанным обеспечить честную и спокойную жизнь, приходят новые, куда более жесткие. Но и следуя им, человек обречен – ведь ему приходится отказываться от своего прошлого, от традиций и ценностей. Есть ли выход из этого заколдованного круга?

8. Альберт Лиханов — Благие намерения.

Молоденькая выпускница пединститута Надежда Георгиевна случайно оказывается воспитательницей сирот-первоклассников. Но выбор ее прям и благороден. Тяготы чужого предательства она принимает на себя и служит детям.

9. Лидия Чарская — Записки институток.

Книги Л.Чарской в начале XX века пользовались фантастической популярностью у юных читателей, в библиотеках их брали чаще, чем книги Ж.Верна.
Повесть “Записки институтки” рассказывает о жизни воспитанниц Павловского института благородных девиц. Переживания, секреты, клятвы, влюбленности и ссоры… Так ли уж отличались от девчонок нынешнего времени институтские затворницы?

9 романов, где действие происходит в интернатах, закрытых школах и приютах:

Читайте также:

комментариев 8

  1. Елена:

    Дом в котором не смогла дочитать…не моё..

  2. Нервовред:

    Про Чарскую очень хорошую статью написал Чуковский. Стоит прочесть.

  3. Вадим:

    Про дом согласен. Первую книгу читал в захлеб,вторая еще кое как,третью не дочитал

  4. Константин:

    Можно ещё добавить А. Беляев “Ариэль”

  5. Ирина:

    а у меня “Дом” пошел на ура весь…

  6. Елена:

    Странно, что кому-то “Республика ШКИД” показалась жестокой. По-моему, очень добрая книга. Добрая не розовыми соплями, а настоящими человеческими отношениями.

  7. Мария:

    Раз тут есть “Белое на черном”, хотелось бы добавить книгу “Трава, пробившая асфальт”, где Тамара Черемнова также рассказывает о своем детстве, проведенном в различных интернатах для детей-инвалидов. Рекомендую.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *