Автостопом по галактике (Дуглас Адамс)

Если люди перестанут упражнять свой ротовой аппарат, подумал он, у них начнут работать мозги.

— А скоро ли конец света? — полюбопытствовал Артур.
— Примерно через 20 минут, — ответил Форд. — Пойдем выпьем.

— Но послушайте, вы ведь нашли план!
— Да, — сказал Артур, — нашел. На дне запертого шкафа в заколоченном туалете. А на двери табличка: «Осторожно, леопард!»

— Где-то я прочёл об одной планете в седьмом измерении, которую использовали как бильярдный шар в каком-то межгалактическом баре. Так вот, этот шар загнали в лузу, а лузой служила чёрная дыра. Погибло десять миллиардов разумных существ.
— С ума сойти! — ужаснулась Мелла.
— Зато этот удар принёс тридцать очков, — заметил Форд.

– Всю жизнь я испытывал странное беспричинное чувство, что в мире что-то происходит – что-то большое, даже зловещее, – а от меня это держат в тайне.
– Совершенно нормальная паранойя. У кого её нет?

Англии больше не было. Это он воспринял — так или иначе, но воспринял. Он попробовал еще раз. Америка, подумал он, исчезла. Воспринять это ему не удалось. Он решил снова начать, с чего-нибудь помельче. Нью-Йорк исчез, подумал он. И остался спокоен. Он вообще никогда всерьез не верил, что Нью-Йорк существует.

Курс доллара упал окончательно и никогда не поднимется. Артур дрогнул. Уничтожены все ковбойские фильмы. Сердце заныло. Сосиски, подумал он. Нет больше горячих сосисок!

Артур потерял сознание.

Пояснение к цитате:
Земля разрушена инопланетянами. Англичанин Артур — последний землянин, спасшийся, спрятавшись в инопланетянском корабле — пытается осмыслить этот факт.

К Зафоду Библброксу подошло большое жирное четвероногое, отдаленно напоминающее корову, с большими печальными глазами, маленькими рожками, и почти заискивающей улыбкой на губах.
— Добрый вечер, — промычало оно, и тяжело опустилось на корточки. — Я Фирменное Блюдо. Могу ли я предложить вам себя?
— Оно тяжело вздохнуло, мирно посмотрело на всех, и поудобнее расставило передние ноги.
Его взгляд встретился со взглядами Артура и Триллиан, полных испуганного недоумения, взглядом Форда Префекта, полным абсолютного спокойствия, и взглядом Зафода Библброкса, полным жгучего голода.
— Может быть, кусочек грудинки? — предложило Фирменное Блюдо. — Тушеной в белом винном соусе?
— Э-э… твоей грудинки? — шепот Артура был звуковым аналогом его взгляда.
— Ну разумеется, моей грудинки, сэр, — укоряюще промычало Фирменное Блюдо. — Чью же еще я вправе предлагать?
Зафод вскочил на ноги и принялся, облизываясь, ощупывать грудинку Фирменного Блюда.
— Окорок тоже очень хорош, — бормотало Блюдо. — Я много двигалось, и хорошо питалось, так что в нем очень много качественного мяса. — Оно мелодично фыркнуло, срыгнуло жвачку, пожевало ее, и снова проглотило.
— Может быть, рагу из вырезки? — добавило оно.
— Ты хочешь сказать, что это животное в самом деле хочет, чтобы мы его съели? — шепотом спросила Триллиан у Форда.
— Я? — удивился Форд. Глаза его полностью остекленели.
— Я вообще ничего не хочу сказать.
— Но это же абсолютно ужасно, — вскричал Артур, — никогда не слышал ничего противнее!
— В чем проблема, землянин? — спросил Зафод, перемещая внимание на окорок Блюда.
— Но я не хочу есть животное, которое стоит передо мной, и приглашает меня его съесть, — сказал Артур. — Это жестоко.
— Лучше, чем есть животное, которое не хочет, чтобы его съели, — заметил Зафод.
— Не в том дело, — возразил Артур. Потом он подумал над словами Зафода. — Ладно, — сказал он, — может быть, дело именно в этом. Мне все равно, я не хочу об этом думать сейчас. Я просто… э…
Вселенная корчилась над ними в предсмертнах судорогах.
— Я лучше закажу шпинат, — пробормотал Артур.
— Могу ли я обратить ваше внимание на печень? — спросило животное, — она уже должна стать жирной и нежной. Я себя насильно раскармливало последние несколько месяцев.
— Шпинат, — твердо сказал Артур.
— Шпинат? — переспросило животное, неодобрительно уставившись на Артура.
— Ты собираешься сказать мне, что шпинат брать не стоит?
— Что ж, — сказало животное, — я встречало много овощей, мнение которых по этому поводу отличалось от вашего. Именно поэтому решили раз и навсегда покончить с этой запутанной проблемой и вывести животное, которое на самом деле хочет, чтобы его съели, и может четко и ясно сказать об этом. И это я.
Оно отвесило очень короткий поклон.
— Стакан воды, пожалуйста, — сказал Артур.
— Слушай, — сказал Зафод, — мы есть хотим, а не спорить по поводу диетических блюд. Четыре больших бифштекса, с кровью, и побыстрее. Мы не ели последние пятьсот семьдесят шесть тысяч миллионов лет.
Фирменное Блюдо с трудом поднялось. Оно мелодично рыгнуло.
— Хороший выбор, сэр, если можно так выразиться. Хорошо, а теперь я пойду и застрелюсь.
Оно повернулось, и дружески подмигнуло Артуру.
— Не волнуйтесь, сэр, — сказало оно. — Я буду очень гуманно.
И неторопливо потрусило в направлении кухни.

Через несколько минут официант подал четыре огромных дымящихся бифштекса. Зафод и Форд вгрызлись в них без всяких колебаний. Триллиан посмотрела на них, пожала плечами, и принялась за свою порцию.
Артур уставился на них, чувствуя, что его подташнивает.
— Землянин, — спросил Зафод, мерзко ухмыляясь той физиономией, которая не была занята поглощением бифштекса, — что тебя гложет?

— Я очень жалею, что не слушал, что мне говорила мама, когда я был маленький.
— И что же она говорила?
— Не знаю, я же не слушал.

Только устным счетом человек может доказать компьютеру свою независимость.

— Меня охватила жуткая тоска. Я подключился к его компьютеру и подробно изложил свои взгляды на вселенную.
— И что случилось?
— Он покончил самоубийством.

– Зафод! Очнись!
– М-м-м-м?
– Давай же, просыпайся!
– Ну почему нельзя дать человеку заниматься тем, что у него хорошо получается? – посетовал Зафод и перевернулся на другой бок.

Давным-давно, в седой древности, в старые добрые времена Галактической империи, жизнь была полна событий и в основном свободна от налогообложения. Могучие корабли бороздили просторы Вселенной в поисках сокровищ и приключений. В те исторические дни дух был непреклонен, ставки – высоки, мужчины были настоящими мужчинами, женщины – настоящими женщинами, а маленькие косматые твари с Альфы Центавра – настоящими маленькими косматыми тварями с Альфы Центавра.

Время — это, так сказать, худшее место из всех, где только можно заблудиться.

Широко известен и очень важен тот факт, что истина зачастую совсем не такова, какой кажется. Например, на планете Земля люди всегда предполагали, что они разумнее дельфинов, потому что они придумали так много: колесо, Нью-Йорк, войны и т. д., а дельфины всегда только плескались в воде и развлекались. Дельфины же, напротив, всегда считали себя разумнее человека — причем, по той же самой причине.

(…) по-моему, мы сэкономим уйму времени, если я сойду с ума прямо сейчас.

— Этот цвет меня бесит, — сказал Зафод, чья влюбленность в корабль растаяла после трех минут полета. — Каждый раз, когда ты жмешь на черную кнопку на черной панели с черной маркировкой на черном фоне, в ответ загорается черный сигнал. Что мы угнали? Галактический катафалк?

— Ну, сколько у нас спасательных капсул?
— Ни одной.
— Хорошо пересчитал?
— Два раза.

— Я думал — ты умер.
— Одно время я так тоже думал, — подхватил Форд, — а потом на пару недель решил, что я — лимон. Ужасно повеселился — все две недели только и знал, что бултыхался в джин с тоником.

Каждая цивилизация в своем развитии неминуемо проходит три четко различные стадии: Борьбы за выживание, Любопытства и Утонченности, известные иначе как стадии Как, Почему и Где. Например, первая из них характеризуется вопросом: «Как бы нам поесть?», вторая вопросом: «Зачем мы едим?» и третья: «Где бы нам лучше поужинать?»

Неужели же нельзя увидеть красоту сада, не убедив себя предварительно, что в нем обитают феи?!

У этой планеты есть — вернее, была — одна проблема: большинство живущих на ней людей только и делали, что страдали, так как не находили в жизни счастья. Рождалось множество решений, но почти все они сводились к перераспределению маленьких зеленых клочков бумаги — что само по себе весьма странно, так как кто-кто, а маленькие зеленые клочки бумаги никаких страданий не испытывали, ибо счастья не искали.

Одной из самых трудных для понимания Форд Префект всегда находил человеческую привычку постоянно утверждать и повторять весьма и весьма очевидные вещи, например, «Приятный денек», или «Вы очень рослый», или «О, дорогой, ты, кажется, свалился в тридцатифутовый колодец? С тобою все в порядке?»

Ты не можешь видеть того, что вижу я, ибо видишь только то, что видишь. Ты не можешь знать того, что знаю я, ибо знаешь только то, что знаешь. То, что вижу и знаю я, нельзя просто взять и приплюсовать к тому, что видишь и знаешь ты, ибо они различны по своей природе. И заменить одно другим тоже нельзя, ибо тогда мне придется заменить всего тебя мной.

— Я часто думал об этой истории в райском саду, — сказал Форд.
— О какой истории?
— Ну как же. Райский сад. Древо. Яблоко. Помнишь?
— Конечно.
— Ваш бог поместил посреди сада яблоню и сказал: «Делайте, ребята, что хотите, но яблок не ешьте». Стало им жутко интересно, съели они яблоко, а бог выскочил из-за куста: «Ага! Попались!». Но если б они и не съели яблоко, им все равно бы несдобровать.
— Почему это?
— Имея дело с типом, который любит оставлять на тротуаре кирпич, прикрытый шляпой, нужно отдавать себе отчет – такие не остановятся на полпути. Они своего добьются.

Книга:

Автостопом по галактике (Дуглас Адамс)

Читайте также:

комментариев 5

  1. Ирина:

    Через 12 минут ?

  2. Роман:

    В голос смеялся с Марвина. Замечательная серия.

  3. Аня:

    Друзья! Меня зовут Золотова Аня, мне 14 лет. Я пишу стихотверения, многие из которых учителя и взрослые признают “достойными внимания”! Хочу попросить Вас подписаться или просто оценить работы!http://vk.com/zolotczce Заранее спасибо!!!

    • Александр:

      Анютка, Терпеть не могу рекламу в сим прекрасном паблике.
      Анна, если у Вас есть ХОРОШИЕ стихи, просто предложите их, в виде новости, и Виктор опубликует их, как “творчество подписчиков”.
      А вот тупо спамить в паблики про книжки – это зло(

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *