Был солнечный полдень.

— Ну?.. — спросил дракон.
— Ыыыыыыххххх… — неопределённо ответил рыцарь, пытаясь мизерикордией выколупать залитую воском пробку из бутылки.
Дракон нетерпеливо дёрнул гребнем и выглянул в открытое настежь окно:
— Надо же, сколько людей…, на минуту прерывая своё занятие, чтобы смахнуть пот со лба. — Как-никак — День Воцарения царя Иосифа Великого… Ыыыыыыых!..
Тут пробка наконец сдалась и с громким хлопком исторглась из бутылочного горлышка в окно. Прямо под ноги крайнему из собравшейся толпы горожан. Человек рассеянно поднял глаза и узрел в близлежащем окне харчевни, как в иконном окладе, троицу — дракона, рыцаря и бутылку. Реакция на это видение у индивида, с точки зрения дракона, оказалась несколько неадекватной:
— Аааа! Смотрите, люди! Что они делают!!..
Рыцарь от удивления подавился и едва не выронил ёмкость с вином. Торопливо повернулся к дракону, чтобы проверить, что же такого возмутительного делает его напарник. Тем временем дракон сам с не меньшим изумлением уставился на рыцаря:
— Эээ… Напомни мне, партнёр, что мы делаем?
— Мы? Бутылку открываем…
Как тут же выяснилось, рыцарь не угадал. Ибо человек в толпе нацелился пальцем с обгрызенным ногтем на харчевню и обличительно завизжал:
— …Они же ПРАЗДНУЮТ!!!..
На улице воцарилась мёртвая тишина, немедленно взорвавшаяся гневными криками:
— Да как они смеют?!..
— …День воцарения тирана!..
— …Слава Богу, сдохшего!..
— …Залившего кровью всю страну!..
— …Казнившего людей ни за что!..
— Тупица, сойди с моей ноги!..
— …Силой заставившего мостить дороги!..
— …Телом моей бабушки!..
— …И гравием!..
— Какая тварь украла мой кошелёк?!..
— …Да здравствует грязь и колдобины, как символ борьбы с тиранией!..
Дракон очень вовремя успел вернуть на место отвисшую челюсть, иначе прилетевший с улицы ком грязи впорхнул бы ему прямо в пасть. У рыцаря не менее вовремя сработали нажитые в многочисленных трактирных драках рефлексы — он ласточкой порхнул под стол. По стенам и мебели немедленно загромыхали камни и чей-то в запале брошенный сапог…
Впрочем, столь же неожиданно, как начался, обстрел закончился. Причину этого рыцарь увидеть не мог, но зато хорошо услышал. Судя по слитному топоту откуда-то сбоку на улицу вывернулась группа местного населения. Группа, которая явно придерживалась кардинально иной точки зрения, чем первая толпа:
— Да здравствует царь Иосиф!..
— …Строгий, но справедливый!..
— …С которым мы выиграли Великую войну!..
— …Который был всем нам отцом, дедом, матерью и бабкой!..
— …Который перевешал всех взяточников и вредителей!..
— …Да я за него кого хошь отделаю!..
— …Смотрите! Эти гады мешают двум нашим в харчевне праздновать День Воцарения Вождя!..
— …Наших бьют!..
— …Урааааа!!!!!!!!…
Две толпы сошлись. Стены харчевни вздрогнули.

Дракон интуитивно тоже хотел залезть под стол, но, во-первых, явно недооценил свои габариты, во-вторых, место под столом было уже занято. Так что туда поместилась только голова. Вот этой-то голове рыцарь радостно и сказал с нотками дембельской ностальгии:
— Ну прямо как при штурме Иерусалима!.. Все орут, руками махают, а зачем — не знают.
— Это называется — «идеологическая дезориентация»… — педантично уточнил ящер.

Судя по доносящимся под стол звукам, на улице начались резня и выборочные поджоги. Рыцарь шумно втянул ноздрями воздух:
— Пречистая дева Мария, кажется, у нас тлеет крыша…
Дракон извлёк голову из-под мебели и озабоченно посмотрел на потолок. Потом угрюмо произнёс:
— Всё. Конец любимой забегаловке. Где я ещё найду кабак с такими потолками, что смогу под них поместиться?.. Таааааааааккккккккккккккккк!..
Рыцарь уже было собрался покинуть своё убежище, но услышав интонацию, с которой ящер произнёс последнее слово, живо передумал. И на этот раз угадал.
— ОНИ РАЗБИЛИ НАШУ БУТЫЛКУ!!! ОНИ ИСПОРТИЛИ МНЕ ПРАЗДНИК!!! НИЗАБУДУНИПРОЩУ!!!!!.. — от яростного рёва дракона харчевня подпрыгнула ещё раз. Потом крылатое пресмыкающееся рванулось вверх.

Черепичный камнепад продолжался довольно долго. Ровно столько, сколько рыцарю понадобилось времени, чтобы не торопясь дважды сказать себе: «Сэр, право, Вы большой молодец, что остались под этим крепким дубовым столом!» Снаружи дракон сделал мёртвую петлю и под вопли ужаса зрителей лёг на боевой курс…

Ночь клонилась к полуночи. Город выгорел дотла. Несмотря на это, уцелевшие жители в отблесках затухающих пожаров пели песни, плясали и обнимались.

— Они сходят с ума? — вкрадчиво спросил рыцарь, вцепившись обеими руками в гребень дракона, чтобы не сверзиться вниз.
Дракон помолчал, мерно взмахивая кожистыми крыльями, а потом хмыкнул:
— Нет, партнёр. Они — празднуют.
— …???
— Да-да, они празднуют!.. — ящер утробно закудахтал. — …Пожалуй, этот день даже войдёт в их историю, как День Национального Единения!
— С кем?
— Не с «кем», а «против кого».
— Против кого?
— Против меня, разумеется. Запомни, партнёр — нет дружбы крепче, чем дружба против кого-нибудь! Жаль, конечно, что они испортили мне День Рождения… Но зато мы покончили с их идеологической дезориентацией. Ты чувствуешь себя миротворцем?
Рыцарь посмотрел вниз, сглотнул, и признался:
— Я чувствую, что меня тошнит…

Был солнечный полдень.

Читайте также:

комментариев 11

  1. Саня:

    Это книга или чьи-то рассказы?

  2. Виктор:

    Друзья, надоели уже такие рассказы?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *