Был солнечный полдень.

— Ну?.. — спросил дракон.
— …А чё я? Чё сразу я? Он первый начал. — набычился рыцарь, дуя на рассаженные в драке костяшки пальцев.
— Вот как? — деланно удивился дракон. — А мне показалось, что этот бедолага всего-лишь предложил тебе расплатиться. За тобой же разбитый горшок.
— Я горшок случайно грохнул — ножнами задел. А тут вылезает эта рожа сарацинская — и давай мне лопотать про святое… Про деньги! Мне что? Всякий раз платить за эти… — рыцарь почесал шлем в районе затылка, пытаясь вспомнить слышанное когда-то от напарника умное выражение: — …За эти… О! За форс-мажорные обстоятельства?
— Мда… — ящер насмешливо прищурился. — и ты дал купцу в морду…
— И я дал ему в морду!
— Тебе не стыдно? — с укоризной спросил дракон.
— Стыдно. — признался рыцарь. — Надо было мне сразу заметить, что вокруг собралась толпа родственников торгаша. Тогда тебе не пришлось бы разносить треть базара, чтобы вытащить меня из под груды тел этих шакалов.
— Да уж… — крылатое пресмыкающееся с лязгом почесало себя когтем под подбородком. — Знаешь, партнёр, чего тебе там на базаре не хватило?
— Конечно, знаю. — рыцарь подбоченился. — Мне не хватило секунд пяти — я уже почти придушил того прыщавго склочника!..
Дракон покачал головой:
— Нет, напарник, тебе не хватило другого — то-ле-ран-тнос-ти.
— Какой такой «тнос-ти»? — удивился рыцарь.
— Эээээ… Ты по латыни как?
— По латыни? Нихт ферштейн!
— Понял. — вздохнул дракон. — Тогда поясню. Слово «толерантность» происходит от латинского tolerantia и означает терпимость к чужому поведению, обычаям, верованиям, мнениям и идеям.
— Ну? И на фига мне всё это надо? — поинтересовался рыцарь.
— Потому что, когда в следующий раз ты затеешь драку с половиной Иерусалима, меня может рядом и не оказаться. — отрезал дракон. — Толерантность, напарник, это крайне полезная штука…
— А по-моему, эта твоя толерантность — очень нудная штука. — пожаловался рыцарь, листая два часа спустя толстенную инкунабулу под вычурным названием «Толерантность или как нарастить свою терпимость всего за 10 дней. Сочинение преподобного Терпилы Ассизского».
— Почему это — нудная? — задремавший было дракон приоткрыл глаз.
— Картинок нет!..

Прошло десять дней. Вечером одиннадцатого напарники снова появились на иерусалимском базаре. Вернее — на том, что от него ещё осталось…
— …Совершенно не понимаю, зачем мы сюда пришли. — в который раз заявил рыцарь, волокущий под мышкой дочитанную «Толерантность».
— Ты должен доказать, что стал терпим. — в столь же который раз пояснил дракон, не забывая чешуйчатой грудью подталкивать напарника вперёд.
Наконец рыцарь и ящер оказались перед кое-как отреставрированной лавкой торговца посудой. Последний, едва увидев знакомую парочку, охнул и забился под прилавок.
— Ну, вот. В лавке никого нет, закрыто на переучёт!.. — довольно выпалил рыцарь, крутанулся на каблуках и с размаху врезался носом в тушу дракона.
Ящер терпеливо подождал, пока напарник закончит ругаться, потом очень осторожно постучал когтем по прилавку:
— Эй, есть тут кто? Или мы присутствуем на бесплатной гуманитарной акции «Бери что хочешь — уноси куда хочешь»?
— Е… е… е… есть тут кто. Тут есть я. — немедленно, хотя и с заиканием, отреагировал на «бесплатную акцию» продавец. И высунул из-за прилавка физиономию. С прыщами и следами синяков десятидневной давности.
— Замечательно. — просиял дракон. — Мой напарник хотел бы перед вами извиниться за известный инцидент.
— Да?! Я хотел извиниться?!.. — изрядно удивился рыцарь.
— Хотел-хотел. — подтвердил дракон. — Давай, докажи свою толерантность.
— Чтоб я сдох. — прокомментировал предложение напарника рыцарь, но всё же двинулся к прилаку: — Эй, ты, как там тебя зовут?..
— Саид, ваша милость.
— Так вот, Саид, я хотел бы… Хотел бы я…
Дракон ободряюще подмигнул напарнику, мол — давай, продолжай.
— …Хотел бы я, Саид, сообщить тебе, что я хочу…
— …Хвала Аллаху! Вы хотите возместить мне все финансовые потери за разбитую десять дней назад посуду и снесённую к иблисам лавку? — обрадованно предположил торговец.
— Ээээ, в некотором смысле — да… А скажи-ка, Саид, где твои многочисленные родственники, друзья и знакомые, что раньше торговали рядом с тобой?
— О, они при виде вашего чешуйчатого спутника предпочли разбежаться по ближайшим подворотням.
— То есть их тут нет? — педантично уточнил рыцарь, вытягивая из-под мышки «Толерантность».
— Нет. Но я передам им ваши извинения, особенно если вы их сопроводите некоторой суммой…
— Отлично! — перебил торговца рыцарь. — Тогда Саид, у меня для тебя кое что есть. Толерантное!..
В следующий момент рыцарь перехватил поудобнее двумя руками пухлое сочинение преподобного Терпилы Ассизского и с размаху врезал им по лбу торговца. Дождался, пока в лавке стихнет грохот разбитой бесчувственным телом керамики и с довольным видом повернулся к дракону:
— Признаю твою правоту, напарник. Толерантность, это действительно полезная штука. А главное — увесистая!..

Больше рассказов:

Был солнечный полдень.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *