Часть вторая.

Ржавчина. Рэй Брэдбери
– Вы думаете, я обманываю вас, – произнес сержант. – Нет, я говорю
правду. Мой прибор так мал, что поместился бы в спичечной коробке. Радиус
его действия – девятьсот миль. Я мог бы вам настроить его на определенный
вид стали и за несколько дней объехать всю Америку. Остальные государства
не могли бы воспользоваться этим, так как я уничтожил бы любую военную
технику, посланную против нас. Потом я уехал бы в Европу. За один месяц я
избавил бы мир от страшилища войны. Не знаю в точности, как мне удалось
это изобретение. Оно просто невероятно. Совершенно так же невероятно, как
атомная бомба. Вот уже месяц я жду и размышляю. Я тоже думал о том, что
случится, если сорвать панцирь с черепахи, как вы выразились. А теперь я
решился. Беседа с вами помогла мне выяснить все, что нужно. Когда-то никто
не представлял себе летательных машин, никто не думал, что атом может быть
губительным оружием, и многие сомневаются в том, что когда-нибудь на земле
воцарится мир. Но мир воцарится, уверяю вас.
– Этот бланк вы отдадите доктору Мэтьюзу, – подчеркнуто произнес
полковник.
Сержант встал.
– Значит, вы не отправите меня в другой военный округ?
– Нет, пока нет. Пусть решает доктор Мэтьюз.
– Я уже решил, – сказал молодой человек. – Через несколько минут я
уйду из лагеря. У меня отпускная. Спасибо за то, что вы потратили на меня
столько драгоценного времени.
– Послушайте, сержант, не принимайте этого так близко к сердцу. Вам
не нужно уходить. Никто вас не обидит.
– Это верно, потому что никто мне не поверит. Прощайте. – Сержант
открыл дверь канцелярии и вышел.
Дверь закрылась, и полковник остался один. С минуту он стоял в
нерешительности. Потом вздохнул и провел ладонью по лицу. Зазвонил
телефон. Полковник рассеянно взял трубку.
– Это вы, доктор? Я хочу поговорить с вами. Да, я послал его к вам.
Посмотрите, в чем тут дело, почему он так ведет себя. Как вы думаете,
доктор? Вероятно, ему нужно немного отдохнуть, у него странные иллюзии.
Да, да, неприятно. По-моему, сказались шестнадцать лет войны.
Голос в трубке отвечал ему. Полковник слушал и кивал головой.
– Минутку, я запишу… – Он поискал свою авторучку. – Подождите у
телефона, пожалуйста. Я ищу кое-что…
Он ощупал карманы.
– Ручка только что была тут. Подождите…
Он отложил трубку, оглядел стол, посмотрел в ящик. Потом окаменел.
Медленно сунул руку в карман и пошарил в нем. Двумя пальцами вытащил
щепотку чего-то. На промокательную бумагу на столе высыпалось немного
желтовато-красной ржавчины.
Некоторое время полковник сидел, глядя перед собой. Потом взял
телефонную трубку.
– Мэтьюз, – сказал он, – положите трубку. – Он услышал щелчок и
набрал другой номер. – Алло, часовой! Каждую минуту мимо вас может пройти
человек, которого вы, наверное, знаете: Холлис. Остановите его. Если
понадобится, застрелите его, ни о чем не спрашивая, убейте этого негодяя,
поняли? Говорит полковник. Да… убейте его… вы слышите?
– Но… простите… – возразил удивленный голос на другом конце
провода, – я не могу… просто не могу!
– Что вы хотите сказать, черт побори? Как так не можете?
– Потому что… – голос прервался. В трубке слышалось взволнованное
дыхание часового. Полковник потряс трубкой.
– Внимание, к оружию!
– Я никого не смогу застрелить, – ответил часовой.
Полковник тяжело сел и с полминуты задыхался и жмурился. Он ничего не
видел и не слышал, но он знал, что там, за этими стенами, ангары
превращаются в мягкую красную ржавчину, что самолеты рассыпаются в бурую
уносимую ветерком пыль, что танки медленно погружаются в расплавленный
асфальт дорог, как доисторические чудовища некогда проваливались в
асфальтовые ямы – именно так, как говорил этот молодой человек. Грузовики
превращаются в облачка оранжевой краски, и от них остаются только
резиновые шины, бесцельно катящиеся по дорогам.
– Сэр… – заговорил часовой, видевший все это. – Клянусь вам…
– Слушайте, слушайте меня! – закричал полковник. – Идите за ним,
задержите его руками, задушите его, бейте кулаками, ногами, забейте
насмерть, но вы должны остановить его! Я сейчас буду у вас! – и он бросил
трубку.
По привычке он выдвинул нижний ящик стола, чтобы взять револьвер.
Кожаная кобура была наполнена бурой ржавчиной. Он с проклятием отскочил от
стола.
Пробегая по канцелярии, он схватил стул. “Деревянный, – подумалось
ему, – старое доброе дерево, старый добрый бук”. Дважды ударил им о стену
и разломал. Потом схватил одну из ножек, крепко сжал в кулаке. Он был
почти лиловым от гнева и ловил воздух раскрытым ртом. Для пробы сильно
ударил ножкой стула себя по руке.
– Годится, черт побери! – крикнул он. С диким воплем он выбежал и
хлопнул дверью.

Читайте также:

комментариев 8

  1. DELETED:

    никогда не понимал стемления человечества к войне, гонке вооружений, созданию все более зловещих машин. человечество никак не поймет, что оно погубит себя. как сказал один американский президент (я честно говоря не помню его имени): Либо человечество прекратит гонку вооружений либо гонка вооружений прекратит человеческий род. Все это очень сильно напоминает стихотворение “будет ласковый дождь”. Действительно, как и говорит Рэй Б. – человек никогда не сможет обойтись без оружия и пустит в ход последние силы нежели прекратит бесполезные войны и наконец заживет мирной цивилизацией. Даже Франсис Карсак, в своей книге “пришельцы ниоткуда” писал, что мы бы никогда не смогли сдружиться с другими космическими цивилизациями по той простой причине, что мы бы просто их на молекулы расщепили подойди они хоть на милю к земле. откуда в людях столько жестокости и необузданной злобы?

  2. Виктор:

    Странная ситуация, когда вторая часть рассказа набирает больше лайков, чем первая…

  3. Динара:

    Вспомнилась цитата Альберта Эйнштейна – “Я не знаю, с каким оружием будут воевать в Третьей мировой войне, но на четвертой мировой войне будут воевать палками и камнями”. Если не ошибаюсь у Э.Хемингуэя есть похожий роман “Прощай, оружие” (а может и ошибаюсь). Отрывок кстати очень понравился, захотелось прочитать рассказ полностью, нужно будет купить..

  4. Динара:

    Кстати, долгое время не могла вспомнить где же видела имя Рэй Брэдбери (а у меня привычка отвратительная, пока что-нибудь не вспомню, не успокоюсь). И вот ломала голову и нашла наконец-таки – это я вчера читала рубрику “Любимые книги знаменитостей” и там любимая книга Мела Гибсона “Рэй Брэдбери. 451 градус по фаренгейту” (надеюсь ничего не напутала в названии).

    • Виктор:

      Нет, все правильно. Книга неплохая. Читал два дня назад. Но она немного странная. Рэй Бредбери – один из самых известных мировых фантастов

  5. Динара:

    Полностью?! Тогда конец мне не совсем понятен, что же все-таки стало с тем солдатом? Осуществит ли он свою мечту и все оружия мира превратятся в ржавчину? Фантаст говорите… не знаю почему, но не люблю этот жанр..

    • Виктор:

      Динара, рассказы всегда принято обрывать на середине. Все зависит от нас. Какими вырастем мы, какими воспитаем детей. Быть может когда-то и правда все оружие можно будет превратить в ржавчину?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *