Человек, всюду ищущий причины (Виктор Пашинский)

Весенний парк. Где-то вдалеке дятел долбит очередной древесный ствол. Спрятавшимся под корой жучкам, сегодня, однозначно, не позавидуешь. Одинокие лучи солнца несмело пробиваются сквозь пышные кроны деревьев. Большая деревянная скамейка с уютной спинкой спряталась в густой тени.

Невысокий тучный мужчина неспешной походкой добрел до лавочки и блаженно развалился у края, подальше от урны. Он устал. Каждый день приходится таскать лишний вес. А все эта ненавистная сидячая работа и вредная пища быстрого приготовления. Его мысли были полностью поглощены собственными проблемами. Сегодня снова остался без завтрака – дурацкий китайский будильник не зазвенел вовремя и пришлось в спешке бежать на работу. Совершенно без удивления он почувствовал на рукаве что-то липкое. Ну вот, еще и испачкался – на подлокотнике скамейки оказалось большое грязное пятно. Куда только смотрят уборщики? Кто теперь заплатит за испорченную куртку? Вот взять бы их и…

С раздражением вытерев рукав влажной салфеткой и дав себе зарок обязательно постирать куртку вечером, если не слишком устанет, мужчина бросил салфетку и пересел на противоположную сторону. Там хоть подлокотник был чистым. Правду говорят. Если день не задался с самого начала – ожидай от судьбы всяких пакостей.

Одиночеством ему посчастливилось наслаждаться недолго. Какой-то фраер в новом щегольском пиджаке подошел и присел на лавку. «Здесь занято, разве не видно?», – подумал мужчина, – «Ну ничего, ничего, вот сейчас испачкает свой костюмчик, будет знать, как нарушать чужой покой!»

Но день однозначно не заладился. Вместо того, чтобы вляпаться в пятно, незнакомец в пиджаке достал две салфетки. Первой протер подлокотник (мало ли, вымажется еще кто-то), второй – руки. Затем встал и выбросил их в урну. По возможности он всегда старался соблюдать чистоту, тем более, что лишняя физическая активность еще никому не навредила. Мужчина удобно устроился на своем конце скамейки, вытащил из уха наушник и выключил плеер с аудиокнигой. Он позволил себе на несколько секунд прикрыть глаза и вслушаться в звуки природы: в неспешный шелест листвы, в стук дятла где-то вдалеке, в жужжание пролетевшей мимо мухи. Еще несколько секунд полюбовался игрой света и тени на свежих листьях, а потом достал из портфеля бутерброд и пакет с апельсиновым соком.

«Ну вот, теперь еще и есть сел!», – подумал тучный мужчина – «все, не буду больше этого терпеть. Вот прямо сейчас ему все и выскажу!».
И высказал. И о том, что нельзя занимать «чужую» скамейку, и о том, что своей трапезой мужчина его отвлекает, и даже о том, что он голодный с самого утра…

Незнакомец в пиджаке молча продолжал обед. Казалось, он даже и не слушал. Лишь в самом конце гневной тирады достал из портфеля точно такой же бутерброд и протянул тучному мужчине…

Разговор у них завязался как-то незаметно. А минут через десять тучный мужчина уже вовсю жаловался на судьбу. Он рассказывал, что ему не везло с самого начала – он рос в детдоме. Затем, в десять лет, его усыновили, но приемные родители были небогаты и не смогли оставить ему ничего кроме двухкомнатной квартиры и старой легковушки. Не то, что у другого мальчишки. Его, например, американцы усыновили! Университет тоже оплатили родители. Потянуть они могли только недорогие инженерные ВУЗы, так что пришлось становиться инженером. А вот закончи он экономический – точно был бы успешным человеком! Пять лет он честно трудился в одной небольшой проектной фирме. Платили не очень хорошо, а потому особо и не старался. «Как платят, так и работаем!». За эти пять лет он не освоил ни одной новой программы и не прочитал ни одной книги по специальности. И искренне не понимал почему коллегам, этим выскочкам, что-то там клацающим на программах, платят гораздо больше. Ну а под первое же сокращение его и уволили. И это после пяти лет честной работы! Как несправедливо!

Потом удалось устроиться в ВУЗ преподавателем. Приемный отец тогда еще был жив и смог помочь. Почти пятнадцать лет он честно работал преподавателем информатики. Каждый штампик у студентов проверял, запятые расставлял, гордился тем, что никто ему не сдавал даже с третьей попытки. За эти пятнадцать лет он, конечно, не написал ни одной статьи, даже не пытался работать над диссертацией, не брал дополнительной нагрузки. И конечно же, ничего не менял в своей программе. Не важно, что компьютерная техника за пятнадцать лет резко скакнула вперед. Он продолжал учить ребят программированию в любимом Quick Basic, а на вопросы: «зачем изучать программу двадцатипятилетней давности?» неизменно отвечал, что он дает азы, а кто хочет – научится сам.

А теперь после пятнадцати лет преданной службы родной конторе его хотят уволить! Видите ли, из министерства требуют, чтобы преподаватели вели научную деятельность и разрабатывали уникальные методики обучения!

Он много еще чего рассказывал. И о том, что жена попалась стерва, и о том, что его всегда притесняло начальство, и о том, что государству плевать на науку. И на каждую неудачу у него всегда находилась причина. Это не он виноват, что так плохо живет, что растолстел или мало зарабатывает. Это не он даже не пытался никогда по утрам встать пораньше и сделать зарядку. Это обстоятельства, другие люди, власть или политики виноваты во всех его неудачах.

Незнакомец в дорогом пиджаке внимательно слушал. Он видел очень много таких людей. Они всю жизнь чем-то недовольны и всегда винят других людей в своих неудачах. Если бы он сейчас заговорил, то многое мог бы рассказать незнакомцу. И о том, что тоже вырос в детдоме. И о том, что его никто не усыновил, а уже в 16 его выпустили в большой взрослый мир. Детдом был переполнен, все что он получил – пинок под зад. Пинок, который запомнится ему навсегда.

Выхода не было, жить было негде. Все, что пришло в голову – поступить в ВУЗ. Общежитие давали только в инженерных – он стал инженером. За деньги делал проекты за «городских», иногда ночами разгружал вагоны с углем. Было трудно. Но он учился и стремился к чему-то большему.

Затем ему повезло. Один преподаватель, тогда еще кандидат наук, заметил смышленого оборванца и предложил «халтурку» – небольшое обследование недостроенного магазинчика. Три дня они вместе лазили с нивелирами, измеряя провисания плит. Он старался и постепенно «вписался». Халтурки стали попадаться чаще. Он даже смог себе позволить прилично одеваться. У него не было компьютера, и преподаватель просто отдал ему свой старый ноутбук, чтобы он мог считать и чертить прямо в общежитии. «Все равно эту рухлядь нужно выбрасывать», – сказал тогда преподаватель, ставший уже уважаемым профессором. За этот старый ноутбук он будет благодарен ему до конца жизни…

Профессора не стало больше десяти лет назад. Но каждый год он навещает могилу…

Он учился. Освоил программы для расчета, о которых большинство даже не слышали, научился делать сайты (один из них сейчас приносит вполне неплохой доход), даже пробовал писать научные статьи…

Вначале неуклюжие попытки переросли во что-то большее и его приняли в аспирантуру. На самом деле практически каждый год среди «богатеньких мажоров» брали несколько толковых ребят. Обычно ими закрывали бреши перед комиссиями, на них сваливали кучу левой работы, но учиться было можно. Параллельно с диссертацией продолжал работать. Потом остался в ВУЗе. Вчера, в неполных 39 лет защитил докторскую.

Он сделал себя сам. У него есть квартира, пусть и не шикарная, машина, любимая жена и двое маленьких детей.

Судьба никогда особенно не баловала его подарками. Вот только взгляд на жизнь у незнакомца отличался от того, что говорил тучный мужчина. Во всех своих неудачах он считал виноватым только себя, не предавался пустому сожалению и постоянно работал над собой. Даже только что, перед тем, как сесть на скамейку, слушал аудиокнигу. Не художественную – профессиональную.

Что-то в лице тучного мужчины казалось смутно знакомым… А затем он вспомнил. Они росли в одном детдоме, когда-то даже дружили. А вот как довелось свидеться. Судьба любит странные шутки.

И ведь помочь практически нечем. Чтобы стать успешным, нужно изменить свои привычки, сломать себя, начать работать над собой. А это сложно. Всегда проще сказать “я сделаю это завтра”. Лечь перед телевизором и открыть очередную бутылку пива гораздо проще даже, чем написать этот рассказ. А ведь для меня это просто хобби, которое приносит удовольствие. Для большинства телевизор заменил и хобби, и свободное времяпровождение вообще.

Мужчина в дорогом пиджаке все же попытался. Он предложил толстяку место в аспирантуре. Как доктор наук, он имел на это полное право. Но в ответ получил только “Я подумаю…”

Не знаю, удастся ли изменить его жизнь в лучшую сторону, но помогая чужому в общем то человеку, он чувствовал, что отдает долги.

За ту первую «халтурку», за тот ноутбук, за ту аспирантуру, в которую его все-таки взяли…

Все рассказы этого автора:

Человек, всюду ищущий причины (Виктор Пашинский)

Читайте также:

комментария 3

  1. Алина:

    Интересно, а кто кем себя представил?

  2. Андрей:

    Хм… Я ни тот, ни другой. Да, я не детдомовский. Да, старт у меня был пожиже, чем у многих моих одноклассников, но и не самый плохой. В большей степени я сделал себя сам. В меньшей – меня сделало окружение.
    “Положительный” герой как-то ни разу не говорит и не вспоминает о том, что те, кто “делают себя сами” ходят по головам и трупам. Например, я так делал и буду делать. Ибо: надо здесь успеть, там урвать, а тут не выпасть из тележки. Друзья? Всего пара-тройка человек. Остальные – люди с которыми неплохо проводишь время. Семья? Несомненно, поскольку это твой самый ближний круг. Остальные? Да они никто.
    Первый учитель? Благодарю за то, что ставил мне тройки – благодаря этому я стал недоверчиво относится к авторитетным мнениям.
    Первые деньги? Я их украл.
    Первая любовь? Да, черт возьми, только в 30 лет и то к своей дочери! Жена – абсолютно взвешенный, расчетливый шаг. Не прибавивший понтов и плюсов, но прибавивший статуса – бедняжку взял, из неблагополучной семьи.
    Первый инфаркт? Судя по всему не за горами…

  3. Александр:

    Спасибо Виктор, было очень интересно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *