Говорят, человеческие судьбы давным-давно предрешены на небесах.

Может быть это и так. Кто знает? Вот только слишком многие в последнее время пытаются вмешаться в мою. Пусть я еще готов стерпеть Божью волю, но слушать указки его церкви я не стану!
***
Средневековая Франция. Тяжелые латные доспехи потихоньку отходят в прошлое, уступая изящному кружеву и острой шпаге. Дворяне покупают плащи и камзолы стоимостью в несколько деревень, о дамских платьях можно даже не говорить…
Герцог. Знатностью и богатством мой род вполне мог поспорить и с королевским. Отец умер рано и мой пылкий нрав не сдерживало ничего. Бесконечные пирушки от заката до рассвета, обжигающее ощущение адреналина, зажигающего кровь на бесчисленных дуэлях, лучшие женщины.
Я был хорош… И ни в чем не знал отказа. Один из лучших фехтовальщиков – я вполне мог позволить себе покорять даже замужних красоток. Их престарелые мужья будут молчать. Кто же рискнет вызвать на дуэль первую шпагу Франции? Суровая мужская красота и безукоризненные манеры подкупали любую…

Я был хорош… Пока не повстречал ее. Девушка из не самого богатого, но все же знатного рода, она впервые приехала в столицу. Есть такая традиция у мелкопоместных дворян – показать повзрослевших дочку или сына при дворе, чтобы затем навсегда упрятать где-то в родовом поместье в глубинке. Оно и понятно. Жизнь при дворе стоит дорого, а у многих из этих «дворян» замки мало чем отличаются от обычной крестьянской мазанки.
В тот вечер я был смертельно пьян. От меня невыносимо несло чьими-то духами, перед глазами плыла какая-то пелена и настроение было самое что ни на есть мрачное. Я искал с кем бы подраться чтобы адреналин разогнал кровь. И среди всего этого кутежа случайно увидел ее. Тогда она показалась мне ангелом. С тех пор я ее так и называл: «Мой белокурый ангел»…
Ее отец был счастлив отделаться от нее. Он все понимал: и что женой она моей никогда не станет, и что скорее всего приедет через несколько месяцев обратно. Быть может с животом, но с подарками, которые безделица для меня, но спасение для их быстро нищающей семьи.

Вот только я ее полюбил. Кто бы мог подумать? Я правда хотел на ней жениться… Церковь оказалась против. Папа лично запретил и мне передали Его волю через кардинала. У них на меня были другие планы. В жены мне решили отдать скудоумную английскую принцессу. Нужно было обновить союзы. И нет лучшего способа, чем свадьба. Моего мнения, конечно, не спрашивали.
***
Меня разрывала ярость. Какой-то дряхлый старик из далекой Италии решил за меня мою судьбу. Я отказал кардиналу. Вежливо, но непреклонно. Он дал мне неделю на то, чтобы изменить свое решение. Сегодня она истекла.

Обыкновенный светский прием. Уже через час я получил три вызова. Три дуэли… Одна за другой. Первым был Доменико Анджело. Знаменитый английский фехтовальщик. А я все думал зачем он к нам приехал. Вторым – маркиз дю Пелье. Средний поединщик. Хороший и честный человек. Не знаю чем его купили и что пообещали. А третьим – смешно сказать, деревенщина. Какой-то рыжий, невероятно наглый дворянчик из захудалого, людьми и Богом забытого рода.

Мы сошлись ночью. Тихое место на задворках дворца. Секунданты и неяркое мерцанье звезд. Последний разговор перед поединком. Я решил провести дуэли одну за другой. Я был в себе уверен. Я даже решил, как убью их, рассказал им. Заносчивый англичанин умрет предвкушая победу, маркиза я заставлю попотеть, я убью его когда он поймет, что смерть неотвратима, что же касается мальчишки – еще не знаю. Позже решу.

Англичанин был хорош. Идеальная техника, твердая рука. И высокомерие, сквозившее в каждом движении…
Есть один прием. Настолько опасный, что многие решают его не использовать никогда. Встречный выпад. Это сложный прием. Доли секунды играют решающую роль. В момент, когда противник совершает выпад, наклоняясь к тебе всем телом, нужно кончиком клинка увести его шпагу себе за плечо и пробить сердце. Слишком рано – и он разгадает в чем дело, слишком поздно – и я упаду с пробитым сердцем.
Англичанин действительно оказался хорошим. Я поскользнулся и его клинок моментально устремился к моей груди. Доля секунды. Клинки скрещиваются, будто обнимаясь. А затем один пробивает сердце, а второй лишь рассекает щеку.

Маркиз испугался. Наверно, он рассчитывал, что со мной справится англичанин. Я был похож на дьявола. Сочащаяся из щеки кровь, горящий взгляд и ярость, которой позавидовал бы сам ад. Мне кажется, он умер не столько от ран, сколько от страха…

Мальчишка был смешон. Если его чему-то и учили, он все это быстро позабыл. Он орудовал шпагой, будто дубиной. Я сотню раз мог убить его, но продлевал удовольствие, насмехался… А затем в какой-то момент он схватил клинок двумя руками и занес над головой. Будто палку. Он полностью открылся. Я мог сделать с ним что угодно. Я смеялся…
Момент был упущен. Секунда и «палка» опустилась мне на шею и грудь, разрывая вены и кожу. Свой шанс я потерял. Все, что успел, это выбросить руку вперед. На землю мы упали вместе. Он – с пробитым сердцем, я – с разрубленной шеей.
***
Лужа крови. Я лежу на спине и любуюсь на звезды. Они большие-большие и необыкновенно яркие. Затем звезды вздрогнули и вот я вижу уже ее глаза. Глаза, состоящие из чистого звездного света. В них мелькают добрые искорки и затаенная печаль. Никогда бы не подумал, что это возможно… Время практически прекратило свой бег. Я понимал, что умираю, видел десятки человек, убитых моей рукой и знал, что рана смертельна…
Губы раскрылись и тихонько прошептали: «Ma blonde ange». Мой белокурый ангел… Что теперь с ней будет?
Ее глаза в небе все приближались, будто пытаясь занять весь небосвод. А затем звезды упали с небес и наступила темнота…
***
Утро. Голова болит невыносимо. Хочется пить. С усилием открываю глаза. Они сидят рядом. Тот самый рыжеволосый юноша и мой белокурый ангел. Все закончилось. Нет больше влиятельного герцога. Он умер. Погиб на дуэли и давно уже похоронен.
Остался только я. Теперь уже безызвестный дворянишка, каких я когда-то презирал. У нас почти ничего не осталось. Лишь это скромное поместье и счастье, что мы все же смогли быть вместе.
Здесь нас никто не найдет. С усилием пожимаю руку юноше. Когда-то мы были друзьями, затем наши пути разошлись. А вот теперь он спас мне жизнь…
Я знал, что церковь никогда не остановится. Что дуэли не прекратятся, что мне подошлют убийц или подсыпят яду. После того отказа мои дни были сочтены.
И мы все подстроили. Бурдюк с кровью на груди, его последний удар и моя смерть. Один большой спектакль. С самыми высокими в мире ставками – человеческими жизнями.
Девушка что-то говорит, но я не понимаю слов. Я улыбаюсь. Теперь мы будем вместе. Всегда…
***Много лет спустя***
Из тех событий я вынес два урока. Чертовски неудобно сражаться на дуэли с бурдюком на груди и то, что счастье не измерить ни толщиной кошелька, ни длиной титулов. Сейчас я уже старый и дряхлый, но стоит мне лишь на секунду о чем-то задуматься, как морщины на лице складываются в улыбку. Хотелось бы, чтобы точно так же складывались и Ваши…

Озвучка:

Если Вы дочитали рассказ до конца – отпишитесь в комментариях.
Репосты (“поделиться с друзьями”) и лайки не требуются, но очень приветствуются.

Идея:

Завел страничку на Прозе, был бы рад увидеть там Ваши рецензии:

Говорят, человеческие судьбы давным-давно предрешены на небесах.

Читайте также:

1 комментарий

  1. Ника:

    Очень приятный рассказ, легко читается и запоминается хороший.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *