Кожаный блокнот (Виктор Пашинский)

Подброшенная вверх монетка на миг зависла в воздухе, а затем упала в подставленную кружку. Мужчина улыбнулся. Вот уже полгода он ходит через переход и подает монетку этому старику. Еще в молодости он выработал себе правило: «Я не подаю попрошайкам, но делюсь монеткой с музыкантами, если они играют хорошую музыку». С тех пор прошло уже почти двадцать пять лет. Мальчик превратился в юношу, а юноша – в мужчину. Музыка стала для него не только хобби, но и работой. Он стал продюсером и сам решал кто играл интересную музыку и заслуживал шанса, а кто – не очень.

Старик, который вот уже полгода продолжал его удивлять, шанса определенно заслуживал. Он удивительно играл, иногда подпевая себе необычным, слегка надломленным голосом. Казалось бы – ничего особенного. В мире очень много хороших музыкантов. Вот только практически каждый день старик играл на новом инструменте. От шотландской волынки до шестиструнной гитары. Встречались и свирель, и скрипка, много чего еще. Все это были непрофессиональные, чуть ли не самые дешевые инструменты, на которых старик умудрялся исполнять невероятно сложные композиции, подчас добавляя в них что-то свое. Эта музыка заставляла людей плакать и смеяться. Многие останавливались, слушали мелодию и бросали музыканту монетку или даже отдавали все содержимое бумажника.
Старик заслуживал шанса, но шанса у него однозначно не было. Он был слеп. Оба глаза превратились в отвратительные белые бельма. Путь в профессиональный шоу-бизнес для него был закрыт.

Монетка упала в кружку и зазвенела. Старик приветливо улыбнулся мужчине, будто старому знакомому и продолжил игру. Он всегда делал едва заметную паузу, чтобы поблагодарить прохожих. Не важно бросили они одну-единственную монетку или несколько крупных купюр.

С делами удалось закончить только к поздней ночи. Мужчина возвращался домой все через тот же переход. Усталый и совершенно разбитый. И вдруг, совершенно неожиданно, по нервам ударила энергичная мелодия. Старик играл…

Что-то внутри у него сломалось, он подошел к старику и рассказал, что он продюсер, что он сможет помочь ему выбраться из этого перехода и обрести пусть не славу, но уверенность в завтрашнем дне.

С улыбкой старик достал старый, потрепанный блокнот в кожаной обложке и передал его мужчине. С удивлением тот начал листать страницы и нашел на них автографы Элтона Джона, Dr. Dre и других не столь известных, но гораздо более влиятельных в мире шоу-бизнеса людей. Все они в свое время хотели продюссировать старого музыканта и всем им он отказал. Некоторые автографы уже почти выцвели, другие, казалось, были поставлены только вчера.

Мужчина даже не заметил сколько он простоял вот так, удивленно листая блокнот. Старый музыкант давно уже упаковал инструменты и тихонько тронул его за плечо. А затем начал говорить, в очередной раз рассказывая свою историю. С самого детства ему нравилась музыка. Он мечтал стать музыкантом, но получалось у него плохо. А затем он повстречал мужчину в странном старомодном пиджаке грубого покроя и розовом галстуке с широким узлом. Тот предложил ему небольшую сделку. Мужчина обещал научить мальчишку идеально играть на любом инструменте в обмен на свою цену. Больше инструментов – больше цена. «Я тогда согласился, – тихо произнес старик. – Когда он спросил меня об инструментах – я ответил: все! С тех пор я слеп. И с тех пор я играю. Идеально играю. Вначале я пытался пробиться к продюсерам, но кому нужен слепой мальчишка? Тем более с таким жутко раздутым эго, как было тогда у меня. А затем я просто начал играть в переходах. И обрел покой в музыке. Но мелодии получались только печальными…»

По старой, огрубевшей щеке покатилась одинокая слеза.

– Тот мужчина пришел ко мне через год. Когда я уже давно понял, что никакая слава не принесет мне такого удовольствия, как простое человеческое счастье и зрение. «В мире и так слишком много печали, – начал он, – я хотел бы подарить тебе надежду.» В тот день он и подарил мне этот блокнот. И пообещал, что когда в нем соберется сто автографов известнейших продюсеров – зрение ко мне вернется снова. С тех пор в моей музыке появилась надежда.
– Сколько их сейчас? – тихо спросил мужчина.
– Я давно уже перестал считать, – тихо ответил старик. – Меня устраивает такая жизнь. Я много путешествую и дарю людям свою музыку. Мне этого достаточно. Я нашел свой покой.

Мужчина молча добавил свой автограф в уголке одной из страниц, молча отдал блокнот старику, а затем ушел. Завтра они встретятся вновь.

Очередной день и очередная дорога через переход. Мужчина уже почти забыл вчерашний разговор, он начал казаться ему скорее сном, чем явью. Привычно достав из бумажника монетку, мужчина взглянул на музыканта и уронил ее под ноги. Старик улыбался глядя на мужчину внимательными мудрыми глазами.

Незнакомец в старомодном пиджаке грубого покроя с розовым галстуком стоял в дальнем конце перехода и с улыбкой смотрел на музыканта. Ему всегда нравились такие люди, готовые мужественно принимать удары судьбы и учиться на собственных ошибках, но никогда не опускающие рук. И он любил наблюдать за тем, как к ним приходит понимание, что в этой жизни ничего не дается просто так, за каждой красивой историей успеха кроется сломанная собственная судьба и титанический труд. Незнакомец улыбнулся в последний раз, пролистал кожаный блокнот и неспешно зашагал к выходу из перехода.

Первый рассказ цикла:

Кожаный блокнот (Виктор Пашинский)

Читайте также:

комментариев 12

  1. Станислав:

    а какая логика между потерей зрения и невозможностью стать известным?

    • Виктор:

      Станислав, тут логика не столько в потере зрения, сколько в чрезмерной гордости парня, который считал себя лучшим и не хотел слушать продюсеров. Да еще и слепой – не будет толп юных фанаток. Но вообще это действительно слабое место в рассказе.

  2. Евгений:

    Замечательно.
    “Часть силы той, что без числа творит добро, всему желая зла”

  3. Хаваж:

    Хочешь что-то приобрести-будь готов чего-то лишиться. Закон сохранения энергии в действии

  4. Евгений:

    Ну, слепому сложнее и договоры подписывать, и вообще обслуживать себя. Да и публика увечных не особо жалует. Тем более когда “отвратительные бельма”. Так что более-менее понятно.

  5. Леонид:

    Я оцениваю произведение не по степени логичности или красоте слога, а по тому как я на него реагирую… Если защемило в груди и навернулись слезы на глаза, то однозначно, рассказ ли это или просто фрагмент большого произведения, значит написано ХОРОШО. В данном случае это именно так. Спасибо. Если не ошибаюсь, рассказ публикуется не первый раз. Эффект остался прежним.

  6. Александр:

    Чудесный рассказ)
    Действительно, очень трогательный.

  7. DELETED:

    Очень, очень понравилось!! До слез!

  8. Ева:

    просто хочется читать дальше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *