Лиса (Виктория Лебёдко)

Доктор медицинских наук в области психиатрии и наркологии, капитан Михаил Медведев потянулся, и хрустнул занемевшими пальцами. Психологический профиль серийного убийцы был готов. Профиль – надо же! Раньше все это называлось банальным словом «характеристика», а сам он был психиатром и судмедэкспертом. Теперь это зовется красиво и не по-нашенски – «профайлер». Как же, профайлер. Слова новые, только вот психи все те же.
Из головы не шла мертвая девчонка. Лиса – вот как звали ее на улицах. Вертлявая рыжая продажная шлюха, но что-то в ней было. Не зря вместо потасканной проститутки клиенты видели в ней этакую лукавую солнечную девочку. Лиска, Лиска, что же ты наделала. Кому доверилась? Ведь всегда осторожной была, с чутьем. И сама береглась, и девочек-подружек в обиду не давала – потому и любили тебя все, дурочку.
… Когда он нашел Лису, его долго рвало. До сих пор во рту оставался мерзкий привкус желчи. Медведев, или, как Лиска звала его, Дядя Миша, хоть и гонял по долгу службы девчонок вроде нее вместе с участковыми ребятами, а все же не злобствовал. И пригреть мог, и рассказов послушать о том, что на улицах творится. Да и полезно это было – знать, с кем имеешь дело. Но такого он не видел за все свои годы работы в органах – ни в столице, из которой уехал, устав от крови, ни в этом захолустье. Целым, нетронутым осталось только веснушчатое личико Лиски, да ее рыжие кудри. Все прочее было изуродовано до неузнаваемости. Причем она долго еще жила, пока маньяк кромсал хрупкое тело. Органы были извлечены, часть – разрезана. Словно психопат изучал, какова Лиса внутри. Из чего состоит, и как все это работает.
Миша понимал коллег, когда в их глазах отразился шок от услышанного.
– Убийца – не вор, не грабитель, не рядовой насильник, и вряд ли вы найдете его по нашим криминальным базам. Судя по возрасту жертвы, по неорганизованности преступления и характеру ран мы ищем… подростка мы ищем, ребята. Так-то. Он, скорее всего, из неполной семьи, но не обязательно проблемный. Скорее наоборот, тихий, выглядит безобидно, вызывает доверие и желание его защитить. Лиска на другого не повелась бы, и уж точно так далеко не ушла бы от привычной зоны комфорта. Я получил данные из столицы – мы имеем дело с серией, просто раньше эти дела не связывали, они разнесены по времени и месту, география обширная. Как минимум четыре убийства, каждое последующее – более жестокое, чем предыдущее, все девушки – из группы повышенного риска. Первая девушка – тоже проститутка – скорее шатенка. Видимо, спонтанное убийство, он только вскрыл ее, причем уже после смерти. Все прочее – уже рыжие, ранений – больше, он стал вынимать органы. Но такие огненно-рыжие, и так истерзанные, как наша жертва – впервые. И интервалы между убийствами сократились. Он учится, на сей раз пытал ее долго. Налицо акселерация. Если не возьмем его – он сбежит в другой район, и снова убьет. По сути, у нас сутки, максимум – двое. Потом, судя по динамике, он снова уедет. Итак, гляньте по базе – он приехал в этом году, скорее всего – с одним из родителей или опекуном, к этому времени поменял несколько школ или и вовсе на домашнем обучении. На него никто не подумает, если спросите о нем родственников – скажут, что это тихий мальчик, который мухи не обидит. И да – попытаюсь еще сузить вам круг подозреваемых… У него нет друзей. Скорее всего – он очень одинок и замкнут, потому что считает себя умнее, выше сверстников. Для самого себя он – экспериментатор. Исследователь. А жертвы – его подопытные игрушки. Следов насилия не было, но не думаю, что он – импотент. Скорее всего – просто еще слишком мал. Где-то от одиннадцати до шестнадцати лет, плюс-минус год, максимум – два.
Старший лейтенант Сергей Волков, которого коллеги за глаза шутливо звали Серый старлей, внимательно записал наводку Михаила. Он, опер, привыкший к работе в поле, уже примерно знал, что делать. Для начала он кинет ориентировку своим осведомителям. Ребята сами что-то посоветуют, а там уже можно будет плясать. А с подозреваемыми пусть Миша работает, он в этом профи. Психов Серый не выносил, а вот профайлера уважал.
Привычно дойдя до укромного тупика в переулке, Серый старлей убедился, что один из его ребят, бывший зек по прозвищу Кот, мужик в целом неплохой, но с лихим уголовным прошлым его уже поджидал.
– Из-за чего весь кипеш-то, начальник? – хмуро спросил Кот. – Из-за Лиски?
– Из-за нее, – кивнул старлей.
– Жалко девку, – уронил Кот. – Помогу, чем смогу, начальник. Не дело это, так баб кромсать.
– А то, – вздохнул Волков. – Котя, я тебе сейчас опишу нашего местного чикатилу, а ты покумекай, о ком может идти речь. Подросток он. Не бледней, земляк, так и есть. Тихий, неглупый, кажется беззащитным. Из неполной семьи. Переезжал много. Ну прям как племяш твой, Петруха. Может, у него есть такие друзья, у Петьки твоего? Хотя нет, этот ни с кем дружить не станет. Одиночка он. Твой Петька как, общительный? Котя, ты чего?..
Старлей потянулся за оружием, но не успел, опытный уголовник был быстрее. Кот мягко опустил труп на землю, выдернул нож, вытирая его об одежду убитого. На его глазах были слезы.
– Ты прости, земляк. Серый, ну правда, ты хороший мужик, даром что мент поганый, – оправдывался он, словно Волков мог его слышать. – Хороший, и по понятиям нормальный ты. Только Петю я тебе не отдам. Прости, мужик. Не отдам я тебе Петруху. Дитя же еще…

Домой Кот вернулся навеселе.
– Собирайся! – рявкнул он.
Тихий мальчонка очень по-взрослому усмехнулся старшему другу и защитнику.
– Опять?
Кот не выдержал, сорвался, заорал:
– Я человека из-за тебя убил, скотина! Ты же клялся, что это несчастный случай был! Что у девушки припадок случился! А тут что? Снова припадок? Я видел Лиску! Ты чудовище! Тебе же всего двенадцать, как ты мог?
– Как хотел, так и мог. Не ори, – презрительно бросил мальчишка. – А что ты там кого-то убил – думаешь, я плакать буду? Ты не из-за меня убил, а потому, что отцу моему клялся меня защищать. Ну, вот и защищай. А девка твоя сама напросилась. Крутилась тут под окнами, хвостом вертела! «Петя-петя-петушок, золотой гребешок, выгляни в окошко, дам тебе горошка!» Даст она мне, как же. Ну, я и выглянул. А чего ты хотел? Чтобы я кричал «Котик, братик, помоги»? Мол, здоровая баба к несовершеннолетнему домогается? Без тебя справился, как видишь! Сама лезла, сама и получила. Знаешь, как она верещала? Зато за петуха ответила. Ты же сам рассказывал, кого на зоне петухами зовут!
– Ты сдурел, – пораженно прошептал Кот. – Мы не на зоне, а она – просто глупая девчонка!
– Была. Была глупая девчонка, – с жестокой радостью напомнил Петр. – И не девчонка давно уже, а дырка для каждого желающего. Вот и я пару дырок в ней проделал. А что – вам можно, почему мне нельзя?
В глазах у Кота потемнело. Когда он пришел в себя, его руки намертво сжимали тонкую цыплячью шею племянника. Он разжал пальцы и обреченно опустился возле мертвого тела. На ощупь, не глядя, потянулся к телефону, набрал Михаила, чей номер когда-то давал ему Волков.
– Медведев? Слушай сюда, мужик. Твоего старлея я того… порезал. Ты прости меня. Виноват. Он маньяка твоего… моего… нашего нашел. Который того… Лиску который порешил. Петя это. Племянник мой. Я… Убил я его, начальник! И себя сейчас… Себя тоже сейчас убью. Так что приезжай сюда с ментами. Константин Котов это. Адрес мой знаешь. Прости меня за Серого, ладно? Я не хотел. А не простишь – бог простит…
Кот бросил трубку, не слушая Михаила, пытающегося ему что-то сказать. Поднявшись с пола, качнувшегося навстречу, шатающейся походкой добрел до стены, где висел дробовик. Машинально зарядив его, вставил дуло в рот. Тугой курок спускать ногой было очень неудобно, а рукой бы он не дотянулся. Но Кот был упорным человеком. Сдернув ботинок и носок, он упрямо продолжал пытаться. Он успел. К моменту, когда послышались милицейские сирены, эхо выстрела уже утонуло в вечерних сумерках.

(с) Эрика Лилит

Еще рассказы:

Лиса (Виктория Лебёдко)

Читайте также:

комментариев 14

  1. Ямина:

    …ух.. крепко.

  2. Евгений:

    Да уж… Мрачно, но хорошо придумано. И реалистично.
    Вот такие современные сказки…

  3. Ирина:

    мне тоже понравилось

  4. Вероника:

    Резко, мрачно.
    Дает повод задуматься о чудовищной жестокости, смысл которой пытаясь постигнуть, опускаешь руки, чувствуешь собственное бессилие.
    Спасибо за публикацию этого рассказа.

  5. Таисия:

    Все хорошие. Один племянник плохой.

  6. Юлия:

    Я бы сказала, что автор умеет мастерски опускать концы в воду, при этом даже излишне давит на психику. Если вдуматься, рассказ по швам расползется, не хочу расписывать. Но (!) Подумать он заставляет. И это хорошо)

    • Виктор:

      Юлия, так это ведь пересказ одной известной сказки, что делает рассказ еще сложнее

      • Юлия:

        Виктор, да??? Может, подскажите название? Восполню пробел, так сказать. В таком случае, извиняюсь)

        • Виктор:

          Юлия, Петушок – золотой гребешок, если не ошибаюсь

          • Вероника:

            Виктор, спасибо за напоминание о сказке. Грустно, что о такой очевидной аналогии пришлось напоминать, но все же.
            Открылся этот рассказ. Окончание сказки о петушке…
            Этот рассказ не страшный и не мрачный – он ужасающий. Реальностью повзрослевшей сказки.
            Но какой бы жуткой не была реальность, стоит иметь в себе силы, чтобы радоваться каждому дню.
            Ждем еще рассказов.

      • Юлия:

        Виктор, аааа! Туплю. Ну, может быть.

  7. DELETED:

    Интересно было бы описание как двенадцатилетний ребёнок справился со взрослой женщиной! Редкая чушь, а не сюжет

  8. Алексей:

    Из русских современников лучше всего Пелевин.
    А у него лучше всего “Поколение П”.

    Всем советую!!!

  9. Степан:

    Кто нибудь читал Чапаев и пустота? Как вам?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *