– Ну?

.. – спросил дракон.
– Она полна достоинств. – чуть порозовев от смущения, признался рыцарь. Потом
уточнил, помогая себе руками: – Спереди – вот такие два полных достоинства, а
сзади – тоже от души.
– Так в чём тогда проблема, партнёр? – ящер в ленивом зевке широко распахнул
пасть.
– Я… Я… Я стесняюсь.

Челюсти удивлённого, если не сказать потрясённого, дракона сошлись с оглушающим
звуком «бац».

– Ты? Стесняешься?! Это мне говорит человек, который при всех обозвал Ричарда
Львиное Сердце «сосунком с точки зрения геополитики»?..
– Ну, во-первых, ты мне сам это не раз объяснял. – пояснил рыцарь. – А,
во-вторых, я в тот момент сидел у тебя на спине, и нас отделяло от короля с его
войском четыре тысячи футов высоты.
– Но показателен сам факт!.. Опять же, можно вспомнить, как ты прилюдно показал
кукиш самому султану Египта Саладину… Сидя на постоялом дворе в Париже…
– Я же не отрицаю, что это было. – заметил рыцарь. – Речь о другом…
– Ах, да. – понятливо кивнул дракон. – Ни Ричард, ни Саладин не
позиционировались тобой, как предмет плотских вожделений, да?

Рыцарь не знал, что такое «позиционировать», но интуитивно уловил смысл фразы
напарника, а потому обиженно оттопырил нижнюю губу:
– Если ничем не можешь помочь, то так и скажи!
– Ну-ну, не горячись. Ты же не ждёшь, что я лично очарую твою леди, а потом
затолкаю тебя в будуар вместо себя? – ехидно поинтересовался дракон.
– А ты это можешь?.. – в голосе рыцаря прорезалась надежда.

Дракон от неожиданности закашлялся и парой хаотичных огненных плевков устроил
возгорание в соседнем подлеске. Какое-то время напарники толкаясь и ругаясь
ликвидировали пожар, после чего плюхнулись отдышаться на краю выжженной в траве
проплешины.

– Ты там что-то говорил о будуаре… – немедленно поторопился напомнить рыцарь,
старательно оттирая краем плаща копоть со шлема.
– Я хотел сказать, что не собираюсь делать то, с чем ты и сам можешь справиться.
– раздражённо пояснил дракон, вылизывая обожженную лапу.
– Тогда посоветуй, как мне быть, раз ты такой умный!..
– Это можно. – согласился ящер, усаживаясь поудобнее. – Начнём с того, что
процесс обольщения любой женщины сродни военной стратегии… Вот ты, например,
какой военной стратегии придерживаешься?
– Нууууу… – рыцарь отложил шлем и задумался. – Обычно, я сначала придерживаюсь
копья. А когда оно сломается, то хватаюсь за меч. Если хорошенько размахнуться и
вдарить им по башке, то…
– О’Кей, я понял. – поторопился прервать стратегические откровения напарника
дракон. – Надеюсь, ты понимаешь, что с дамой меч – не помощник?
– Ну, почему? – удивился рыцарь, гордый своим знанием. – Если надо даму
куда-нибудь загнать, а дама против, то…

Дракон взвыл и бросился в лес.

– …Итак, продолжим. – предложил дракон спустя пол часа, оставив за спиной два
гектара свежего бурелома и чуть успокоившись. – Войну и ухаживание за женщинами
роднит два важных обстоятельства. Первое – непредсказуемость противоположной
стороны и второе – разный подход к осуществления воздействия на эту самую
сторону. И, если с первым мы ничего поделать не можем, кроме как по возможности
учитывать факт наличия таковой, то второй пункт открывает нам куда большую
возможность выбора.
– Как факт! – поторопился согласиться рыцарь, ни черта из умных слов напарника
не понявший, но постаравшийся показать, что ещё в силах как-то на них
реагировать.
– Так вот, – с ещё большим воодушевлением принялся объяснять ящер. – Во втором
случае мы, как правило, можем выбирать – либо действовать максимально простым и
прямым путём, либо воспользоваться отнимающей большее время, но зачастую куда
более эффективной стратегией непрямых действий.
– Это как?
– Вариант раз – простой и прямой путь: ты лихо несёшься навстречу врагу и мечом
сносишь ему голову.
– Нет, это мне не подходит. – встрял рыцарь. – Зачем мне дама без головы? А что
за второй вариант?
– Второй вариант, это когда ты стараешься одержать победу путём косвенного
воздействия на цель.
– Гм! Если я даму огрею по голове мечом косвенно, то…

Продолжить разговор дракон смог себя заставить только через час, окончательно
изведя весь окрестный лес на щепки:
– Так, на чём я остановился? Ах, да. На стратегии непрямых действий.
Применительно к ухаживанию за женщинами, это может выглядеть так. Вместо того,
чтобы при первом же удобном случае тащить даму на сеновал, ты даришь ей цветы,
часто говоришь куртуазные комплименты и подолгу торчишь под её окнами с
серенадами, одами и романсами. Кстати, это самый, по-моему, подходящий для тебя
вариант. Раз уж ты у нас такой стеснительный…
– Гм? С одами у меня в последнее время как-то не очень. – признался рыцарь. – Но
я сегодня же вечером попробую. Что-нибудь ещё?
– Ещё? – дракон нахмурился и, перебрав в уме ещё пару-тройку сотен возможных
советов, озвучил последний: – Ещё никогда не спорь с женщиной…

…Появился рыцарь только под утро. Выражение лица при этом у него было странное.
Как у блаженного на церковной паперти – придурковато-улыбающееся…
– Хе-х, дружище, судя по торчащим из твоих волос травинкам, ты всё же выбрал
вариант с сеновалом? – лукаво подмигнул напарнику дракон.
– Нет, я как раз выбрал твою эту… стратегию непрямых действий…
– Ну, и как?
– Как? – переспросил рыцарь. – Я успел исполнить только первый куплет своей
лично сочинённой оды: «О ты, чудесное виденье! Люблю тебя я как варенье!..»
– И что было дальше?
– Дальше дама вприпрыжку выбежала из замка и закричала, что ей проще отдаться,
чем такое слушать.
– И ты?
– Не стал с ней спорить!..

- Ну?

Читайте также:

комментариев 9

  1. Виктор:

    Еще интересны такие истории?

  2. Нелли:

    Да. Можно узнать авторство?

    • Виктор:

      Нелли, сам не знаю 🙁 Нашел серию таких рассказов на одном форуме

      • Нелли:

        Виктор, ну, не страшно) Очень милые истории, рыцарь с драконом составляют такую трогательную пару)

  3. Елена:

    Класс.

  4. Наталья:

    Истории действительно классные))
    Автор Петр Бормор
    книга « Многобукаф»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *