Подборка цитат из книги Спектр Сергея Лукьяненко, раскрывающая важность каждой минуты жизни и показывающая изнанку “общества потребления”.

Эта глава раскрывает пустоту потребительства и показывает другой подход к вещам.

– Подумай о том, что три месяца назад этих дио-дао ещё не было на свете, – кивнув на невозмутимых «кенгуру», ответил Мартин. – И подумай о том, что через три месяца их уже не будет. Существа с таким коротким сроком жизни неизбежно должны придерживаться очень регламентированных норм поведения.

– Минимализм, – согласился Мартин. – Я думаю, это тоже связано с кратким сроком их жизни.

– Я рад видеть тебя, Рождённый Осенью, – сказал Мартин. – Живи!
Сказал – и сам поразился тому, что его голос дрогнул от волнения. В коротком знакомстве с молодым дио-дао не было и не могло быть настоящей дружбы. Как дружить с существом, чей срок жизни составляет полгода?
– Поверь, что я тоже рад тебя видеть, Мартин, – ответил дио-дао. – Живи!
– Время моей личной жизни истекает, – негромко говорил Рождённый Осенью, доставая что-то из шкафчиков. – Я полагаю, что оно кончится этой ночью. Но я рад, я очень рад увидеть тебя снова, живущий десятилетия…
К горлу Мартина снова подкатил комок. Он хотел что-то сказать – но не нашёлся.

– Но если бы ты не забеременел… – пробормотал Кадрах.
– Я мог бы прожить на несколько дней дольше. На неделю. На месяц… – В голосе дио-дао прорезалось сомнение. – Есть травы и лекарства. Тысячи лет наш народ искал секрет долгой жизни. Великие учёные и герои отказывались от размножения… приказывали связать себя, когда наступала Ночь Свершения, а то и вовсе удаляли репродуктивные органы. Это не помогает. Это наша природа, геддар.
– Организм дио-дао вырабатывает три яйцеклетки и порцию спермы один раз в жизни, – пояснил Мартин. – Интервал времени, в котором возможно зачатие, называется Ночью Свершения. Десять – двенадцать часов секса. Гормональная буря, которой почти невозможно противостоять. Но если дио-дао не находит партнёра… или ухитряется сдержаться… это означает лишь то, что его род прервался. Альтернативы нет.
– Я бы не хотел уйти из жизни на месяц позже, но не передав свою память сыну, – возвращаясь к столу, сказал Рождённый Осенью. – У меня была интересная жизнь…

– Странно и пугающе… – сказал Кадрах. – Прости мои слова, дио-дао, но я пытаюсь представить, каково это – получить память своих предков ещё в утробе матери… быть одновременно и личностью, и частью бесконечного ряда…
– Память передаётся выборочно, – устраиваясь рядом с Мартином на низеньком диване, сказал Рождённый Осенью. – Я стараюсь дать сыну всё самое хорошее и интересное из пережитого мной, но оставляю и память об ошибках… сомнениях… неудачах. Ведь это тоже – часть жизни. Ты знаешь, что мы можем отдать детям половину своей памяти?

– Принеси мне телефон, Мартин. Он в спальне.
Мартин принёс ему телефон – тяжёлый аппарат из грубой тёмно-коричневой пластмассы, вызывающей из памяти слово «эбонит», на длинном витом шнуре в резиновой изоляции. У телефона не было трубки, воронка микрофона и динамик крепились на отдельных проводах. Кнопок или наборного диска тоже не имелось.
– Конструкция телефона у людей более разумна, – заметил Кадрах. – Микрофон и динамик объединены вместе и…
– Я знаю, – кивнул Рождённый Осенью. – Когда этот телефон придёт в негодность, его заменят новой моделью. Но пока он работает – к чему его менять? Каждая вещь, созданная на смену старой, не дослужившей свой срок до конца, – это время, похищенное у чьей-то жизни.

Рождённый Осенью что-то сказал в микрофон. Потом повторил фразу.
– У вас до сих пор связь устанавливают телефонисты? – вновь не удержался Кадрах. – Существует кнопочный набор…
– Компьютер, – ответил дио-дао. – Уже семнадцать поколений – компьютер.
– А телефоны остались с прежних времён? – уточнил Кадрах. – Вы научили свои машины понимать речь ради того, чтобы сохранить старые телефонные аппараты?
– Это было признано более удобным, – кивнул Рождённый Осенью.

Короткая жизнь не мешала им развивать науку. Отец-учёный передавал знания сыну – и исследования шли своим чередом. Почти всегда профессиональные знания у дио-дао передавались по наследству одному из детей, и отказаться от профессии тот уже не мог… да и не хотел. Его братья – как правило, дио-дао вынашивали двух, а то и трёх детёнышей, – были более свободны в выборе, но и они обычно продолжали семейную традицию.
Но вот с внедрением своих научных достижений в практику дио-дао не спешили. Во многих домах было телевидение, но многие не видели в нём необходимости. Дио-дао успешно развивали космонавтику и стартующие раз в несколько лет космические корабли успели посетить все четыре планеты их звёздной системы, но никакого ажиотажа в обществе это не вызывало. Услугами ключников дио-дао пользовались без колебаний, создали ряд колоний, но экспансия была неспешной, будто дио-дао делали кому-то одолжение, заселяя пустые миры. Вот уже сотню лет на планете работали ядерные реакторы, но большую часть энергии продолжали вырабатывать тепловые и гидроэлектростанции. Вроде бы дио-дао разработали абсолютно безопасный, экологически чистый и очень мощный термоядерный реактор, но к строительству пока даже не приступили. Компьютер в жилом доме был неслыханной редкостью, но существующие машины превосходили любые земные аналоги, а по слухам – даже компьютеры аранков.
Когда жизнь так коротка – торопиться нет смысла.
Если тебе не успеть износить одну рубашку – ты не станешь заботиться о моде.

Подборка цитат из книги Спектр Сергея Лукьяненко, раскрывающая важность каждой минуты жизни и показывающая изнанку

Читайте также:

комментариев 12

  1. Евгений:

    раскрывающая важность каждой минуты жизни и показывающая изнанку “общества потребления”
    Оба-на! А я-то думал, что в Спектре автор какие-то философские вещи обсуждает…
    Рецензент, часом, книгу не перепутал? Например, с Хищными вещами века?
    Не, цитаты из Спектра. Правда, лишь из одной главы, в которой речь, да, о краткости жизни.
    Возникает подозрение, что автор рецензии быстренько пробежал начало книги, и прочел одну главу. Читать сложно? Или за рецензии платят мало, а других заработков нет?

    • Николай:

      Евгений, перечитайте заголовок) Это подборка раскрывающая и показывающая, а не книга. И как называть это рецензией?

    • Виктор:

      Евгений, имелось ввиду что именно эта подборка раскрывает изнанку общества потребления и гонку за покупкой вещей, которые в общем то и не нужны.

      • Евгений:

        Виктор, вот насчет общества потребления опять не понял. Общество потребления – где? У дио-дао? Там как раз потребляют минимум. В мире Мартина? Так там ничего плохого о потреблении не говорится.
        Возможно, стоит просто уточнить формулировку…

        • Виктор:

          Евгений, возможно. Общество потребления в реальной жизни. Сколько людей бежит менять IPhone 4 на IPhone 5 и так далее?
          Почти все мы покупаем ненужные нам вещи только потому, что это модно, стильно, современно и т.д. Потому что реклама внушает, что купленная нами вещь – это уже никому ненужное старье (даже если она на 100% удовлетворяет наши потребности)

          Если честно, мне не нравится эта ситуация.

    • Виктор:

      Евгений, плюс за рецензии, подборки и т.д. мне никто ничего не платит. Паблик – это своеобразное хобби.

  2. Дария:

    Вообще, замечательная книга, одна из лучший у Лукьяненко. В 15 лет она стала для меня самым жестоким откровением). До сих пор помню его рассказы ключнику о смысле жизни и о мечте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *