Счастье — это не придавать слишком большое значение мнению других людей.

© Франсуа Лелорд “Путешествие Гектора, или поиски счастья”

Счастье — это не придавать слишком большое значение мнению других людей.

Счастье — это не придавать слишком большое значение мнению других людей.

Читайте также:

комментария 4

  1. Ольга:

    Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. Пауло Коэльо

  2. Андрей:

    “Живу-грешу,умру-отвечу”.Паблик “Я-Багиня,Ты-Графиня!” ?

  3. Вадим:

    ну Коэльо, ну Бог философии и афоризмов

  4. Тёма:

    Пишу книгу!)жду критики и отзывов!) В этой книге вы познакомитесь с группой людей,разного склада ума, возраста и профессий,которые пытаются выжить в условиях зомби аппокалипсиса. Вас ждут жестокие убийства, неожиданные повороты,динамичность сюжета,загадки страстный секс и много душераздирающих сцен) Читай, если нравятся буквы!)

    Пробуждение.

    День 13.

    Я пробирался по колено в снегу уже на протяжении километров четырёх и был истощён, как в моральном, так и в физическом плане. На мне были валенки и бушлат с отверстиями от пуль, которые как можно было заметить, прошили лёгкое и сердце прошлому владельцу.

    Царство тебе небесное! – , благодарно прошептал я, представляя в голове труп тучного дворника, с которого он был снят.

    Увиденное мной количество убийств за последние пару недель зашкаливало , а их жестокость была сравнима с действиями маньяков-садистов. Я понял, что этот двухнедельный опыт сделал из меня более наблюдательного, рассудительного и твёрдого человека во всех отношениях. Меня научил разжигать костёр с одной спички, боевой офицер, человек, побывавший в Чечне, который говорил, что там было страшней, чем у нас сейчас. Я ему верил и ощущал огромное чувство безопасности, когда видел, как он спокойно идёт навстречу бегущему зомби, втыкает, едва заметным движением, нож по рукоять в висок, вытаскивает и вытирает о только что упавший труп. Ах, да и как вы поняли у нас тут зомби нашествие!

    Это началось на следующий день после нового года, когда вся страна была и так близка к состоянию живых трупов. Мы были на квартире у знакомой, пили, веселились, ещё не зная, что наш мир каким мы его знали, перестанет существовать через несколько часов, как минимум на долгие 2 недели. По квартире ,куда ни глянь, были разбросаны конфетти, пустые бутылки выстроились в ряд у батареи, а мопс лаки бегал в ногах в колпаке, виляя свом массивным задом, искренне радуясь количеству людей в квартире. Помню, там была девушка, Настя. Невысокая подтянутая брюнеточка, с аппетитными стройными ножками и манящей упругой попкой, так привлекательно и возбуждающе, смотревшейся в лосинах. Это был секс с первого взгляда, в ту секунду я уже видел образы, наших переплетённых тел, в глубине её глаз, красивых изумрудных глаз. Я сразу смекнул, где мне искать счастье на вечер, и весь праздник был рядом с ней; подливал ей алкоголь, смотрел, чтобы ей было не холодно, когда мы выходили курить на лоджию, и велел стоять только у меня на ноге, дабы её не продуло, и она не пачкала свои белые носочки, которые я позже с неё стащу, и это будет одним из самых возбуждающих моментов ночи. Мне нравилось с ней танцевать, чувствовать силу и превосходство в массе тел, нависая над ней горой и крепко прижимая её к груди. Особенное наслаждение я испытывал, когда говорил ей, , что либо в шуме музыки , на ухо, чуть задевая губами мочку, на что она в ответ чуть откидывала голову назад, улыбалась и закрывала глаза, чувствуя тепло моего дыхания. Поэтому я говорил много. Я беспрестанно шутил, рассказывал ей истории, говорил чушь и умные вещи, жестикулировал и изображал свои действия в виде миниатюр. Она в свою очередь мило смеялась, всячески и как бы невзначай контактировала тактильно и от её прикосновений, по моему телу пробегали мурашки, сопровождаемые мелкими разрядами тока. Я был галантен как никогда, мне хотелось ухаживать за ней, заботиться, делать её жизнь проще, чтобы она ничего не делала лишний раз, а она дарила мне всю свою безудержную нежность и ласку. В тот вечер мы свели друг друга с ума.

    Ты очаровательна, кошечка моя, – последнее, что я ей прошептал, крепко прижимая к себе, чувствуя всем телом, как она дрожит от возбуждения, и мы отдались страсти, пьяные, любящие, искренне счастливые.

    Мы проснулись от истошных воплей на всю квартиру. Они доносились из соседней комнаты и сопровождались звуком борьбы и бьющейся посуды. Забежав в комнату, я увидел своего друга Никиту, он сидел на коленях ко мне спиной, перед ним лежала и хрипела его девушка Аня, её лицо было обезображено до неузнаваемости каким-то зверем, но я узнал её по браслету на руке, которую она тянула ко мне, прося о помощи. Шторы сзади неё были перемазаны кровью, а пол был весь в земле, из опрокинутых горшков с подоконника. Через секунду, её взгляд стал пустым и безжизненным, а рука беспомощно упала на пол с характерным ударом. В тот момент я ещё думал, что это розыгрыш. Но это был он. Никита .

    Мы стояли по другую сторону стола от него, я и ещё 2 парня. Он смотрел на меня, как смотрит молодой пацан, вернувшийся из армии, на доступную девушку, он хотел меня разорвать. Его лицо обнажилось в страшной улыбке, одежда была насквозь пропитана кровью, и он что-то жевал. Приступ тошноты приступил к горлу, но я совладал с ним.

    Это наркотики? – спросил я , великолепно зная о увлечениях Никиты, хватая кухонный нож со стола.

    Вряд ли, – услышал я безнадёжный голос сзади.

    Он кинулся мне навстречу и достиг в 2 прыжка, но я успел увернуться и ударить ножом ему в район печени, с ужасом поняв, что ему это как слону дробина. Развернувшись, он снова бросился на меня, но был, мастерски отшвырнут корпусом, как в хоккее, кем-то из гостей, в сервант, звон стекла сопровождался его хрипением. Я налетел, несмотря на осколки, впивающиеся мне в ступни и начал наносить точные удары в голову, чувствуя плотность черепа через лезвие. Наверно он был мёртв уже после первого удара, но я нанёс их штук 20, и с каждым ударом чувство безопасности приходило всё больше. Я откатился от тела и смотрел в потолок, пытаясь анализировать случившееся, но все мои мысли сводились к тому, что у меня сейчас разорвётся сердце от полученного адреналина. Я впервые убил! Убил человека, своего друга, с которым ещё буквально каких-то 3 часа назад я ел за одним столом и смеялся над одними и теми же шутками. я испытывал довольно смешанные чувства. Я помню, как думал, куда спрятать тело и что в полиции никто не поверит нашей версии убийства, сейчас же это казалось далёким воспоминанием, хотя прошло не больше двух недель.

    Я выбрался к маленькой посадке у трассы и развёл костёр. Мой запас провизии заканчивался, и мне было пора опять навестить ближайший гипермаркет, пока в нём окончательно не поработали мародёры. Разогретая банка тушёнки на открытом огне была как никогда питательна и согревала изнутри как водка зимой. Я не общался с людьми дней 5 и поэтому разговоры с самим собой были для меня обычным явлением.

    Ну и что дальше, что дальше?!- сокрушаясь, крикнул я в пустоту и ещё пару секунд наслаждался своим эхом.

    Дальше я найду убежище, с едой и горячей ванной, – спокойно и деловито, убеждал я сам себя и продолжал уплетать за обе щеки содержимое консервы.

    Над головой кружились вороны, в последнее время, самый часто встречающийся вид живности. Они были все очень жирные, конечно, ведь их лакомство повсюду было разброшено на сотни километров. Такого пира они не видывали с момента второй мировой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *