Сказка должна продолжаться.

Первая часть:

– Запоминай, королевич. Сначала поедешь в тричетвертое королевство, выберешь самое большое поле, в полдень повернешься к солнцу лицом и прокричишь: «Ответь мне Солнце – Ясный Лик! Не видел ли моей наречной? Твоих лучей слепящий блик, наверняка везде проник!» Понял, да?

Пряничный домик, в котором происходила встреча, имел крайне запущенный вид. Окна, раньше затянутые тончайшим слоем ананасной тянучки, расплылись. Стулья из горького шоколада расколоты, а на стенах из карамели повсюду были видны следы детских зубов. Королевич сидел на погрызенном топчане, ковырялся в зубах и весь его вид говорил об ужасной скуке. Ведьма расхаживала из угла в угол, заложив руки за спину, словно суровый учитель. Оруженосец королевича пристроился в углу у печки и ковырял пальцем пол из яблочной пастилы с миндалем.

На этот раз ведьме попался совсем никудышный королевич – толстый, ленивый, безвольный, глаза на выкате. Очень на жабу похож, так и хочется заклинание произнести! Но что делать? Сказка должна продолжаться и принцесса трипятнадцатого королевства выйдет замуж! Конечно же по любви, а как же иначе? Чуть-чуть приворотного зелья в яблоко и дело в шляпе. Кого первого увидит, того и полюбит!

– Дальше поедешь в тридевятое, переправишься на островок по центру реки, в полночь повернешься к месяцу и прокричишь: «Ответь мне Месяц – Лик Ночной! Не видел ли моей наречной?..» Эй, королевич, заснул, да? Ты хоть помнишь, что я тебе говорила?
Королевич, разлепил слипающиеся глаза и сказал:

– Да ну, бабуля, не королевское это дело запоминать! Вон оруженосец у меня. Он-то все и запомнит. – Королевич перевел взгляд в угол хижины. – Эй, мерзавец, запоминаешь? – и дождавшись утвердительного кивка благостно заключил – Вот видишь, бабуся, все в порядке.

«Бабуля»! «Бабуся»! В жабу этого наглого юнца! Ведь как похож, а! Но громадным усилием воли сдержалась – сказка должна… Ну да, ну да… Может быть превратить в жабу не всего королевича, а только некоторые его части? Ведьма даже приободрилась от этой мысли и кровожадно ухмыльнулась.

Дальнейшее ведьма рассказывала уже больше обращаясь к оруженосцу. Королевич через несколько минут совсем заскучал, развалился на топчане и захрапел.

– … потом останется этому толстяку только откинуть крышку гроба и поцеловать принцессу. Она проснется и влюбится в этого… Запомнил, да?

– Запомнил, Верховная. Я еще и записал кое-чего. А то вдруг не то Ветру Могучему прокричит, тот и озлобиться может. Так что не сомневайтесь, все как надо исполним! – оруженосец, к этому моменту сидевший уже за столом, собрал бумажки и низко поклонился ведьме. – Я, с вашего позволения, пойду коней подготовлю, а потом своего господина разбужу. И мы избавим вас от своего присутствия. А то время позднее уже, надо бы подальше от вашего домика отъехать и на ночевку устроиться.

– Понимающий ты малец, я смотрю. – благосклонно ухмыльнулась ведьма. – Откуда такой? Чьего роду-племени?

– Так, обедневшие мы. Прапрадед мой графом стал. Титул наследный на войне получил, да там, на войне и помер. Прадед графство поднял и богатство преумножил, дед графскую казну растратил и замок пропил. А отец мой уже в деревеньке кузнечным молотом махал. Денег вот поднакопил и меня к королевичу оруженосцем пристроил. Дескать, при державном-то состоять буду, можа и на фрейлине женюсь. Титул-то у меня графский, денег только нет. А фрейлина, она может и старая будет, зато богатая. Вот и поправим свое положение. Ты не серчай Верховная, но поедем мы все-таки, а?

Через некоторое время двое всадников скрылись в чаще леса, а ведьма, попыхивая трубкой и ухмыляясь, вносила коррективы в сюжет известной сказки.

***

Как только всадники выехали из леса, королевич подозвал оруженосца.

– Старая карга тебе все рассказала? – спросил он.

– Верховная? Все, конечно, мой господин. Я даже записал вот тут. – оруженосец полез за пазуху. – Надо сначала в поле, потом на остров, потом в горы, а потом…

– Не нужно мне всего этого. – Оборвал, скривившись королевич. – Походы вот эти… Ночевать под открытым небом, мокнуть под дождем, в горы эти ваши лезть. Орать что-то там. Мерзость! Вот что. Я поеду к папеньке домой. А ты поезжай в поход и без принцессы не возвращайся! Понял, да? – передразнил он ведьму.

– Как прикажете, мой господин, – поклонился оруженосец. – Завтра на рассвете отправлюсь в тричетвертое королевство.

***

Долго ли, коротко, через полтора года после описанных событий, оруженосец, ведя в поводу коня, запряженного в телегу, входил в ворота замка триседьмого королевства. На телеге, накрытый дерюгой, покачивался хрустальный гроб. Вид оруженосца, мягко говоря, был ужасен. За полгода странствий его одежда износилась до состояния рванья. Выгорела на солнце и потеряла цвет из-за многих стирок. На ногах парня красовались не сапоги, а деревянные башмаки перевязанные лыком. Кожа потемнела от загара и грязи. Через весь лоб пролегал рваный багровый шрам – след от пережитого в горах оползня. Давно не бритая борода росла клоками. При ходьбе оруженосец чуть прихрамывал – сказывалась травма, полученная в бою с речными пиратами, при переправе на остров.

А через день из триседьмого королевства во все стороны помчались гонцы. Несли они весть по всем городам и весям – единственный сын короля женится примерно через три месяца (нужно же подготовиться к такому событию). Всех венценосных соседей приглашал король на праздник. Соседи же, приготовив приличествующие случаю подарки, засобирались в путь.

***

Замковая площадь была красива. Нет, не так. Замковая площадь была КРАСИВА. По случаю свадьбы ее отмыли до блеска и украсили розовыми и белыми цветами. Окна, выходившие во двор, оплели белыми лентами. Мостовая была засыпана рисом и кунжутом – вечными символами радости и невинности. В центре площади возвышался помост, на котором стоял хрустальный гроб, укрытый тонкой набивной бязью.

По краям площади толпились горожане, на построенной трибуне сидели приглашенные гости – правители соседних государств. По центру площади, по выложенной ковровой дорожке под звуки торжественной музыки шагал королевич в сопровождении оруженосца. Поднявшись по ступеням, он приблизился к гробу и театральным жестом откинул бязевый полог.

Музыка стихла. Вся площадь, все люди, затаив дыхание смотрели только на него. Королевич, протянул руку, взялся за крышку гроба и… не смог ее поднять. Ухватился двумя руками, поднатужился и… крышка приподнялась на пару сантиметров и с грохотом опустилась обратно. В толпе раздались первые смешки. Распорядитель свадьбы дрожащей рукой вытер выступивший пот со лба. Королевич зло зыркнув в толпу, поправил перевязь, откинул со лба прядь волос и попытался снова. Крышка не поддавалась… Смех становился все громче. Кто-то крикнул что-то обидное про кашу, которой было слишком мало в рационе королевича.

– Позвольте мне, господин. – Тихо проговорил оруженосец, подходя к гробу.

– Делай, оглоед! Не откроешь – получишь плетей! – прошипел королевич.

Оруженосец ухватился за крышку гроба, напрягся, одним толчком откинул тяжелую, выточенную из куска горного хрусталя крышку и коротко поклонившись, снова отошел в сторону.

Королевич победно оглядел толпу, наклонился над лежащей в гробу принцессой и смачно, с непередаваемым звуком, присосался к ее губам. Раздавшегося вслед за этим грома не ожидал никто. Рядом с королевичем ударила молния, завертелся темный смерч и из него вышла ведьма. Толпа замерла, боясь даже дышать. Королевич застыл в оцепенении в позе склонившейся ивы.

– Ну что притихли-то? Или не узнали меня? – Сварливо прохрипела ведьма.

Узловатым пальцем она поманила к себе оруженосца.
– Подойди, подойди сюда малец. Ну-ка ответствуй мне, кто ходил в сторону солнца за ответом? Ты или толстяк?
– Я, Верховная. – Тихо ответил оруженосец. – Только он не толс…
– А за месяцем кто ходил? – Перебила его ведьма. – К Ветру кто в горы поднимался? Ты, да?
– Я , Верховная. – Еще тише ответил оруженосец, озираясь в поисках путей побега.
– Гроб из пещеры ты вытаскивал? Цепи ты рубил?
– Я…
– Я, я! Фибула от э… плаща! – Громко взвизгнула ведьма. – Ну и кто целовать принцессу должен, а? Вот этот жабообразный тип? Эй люди! Ну-ка скажите мне, почему принцессу целует тот, кто ничего для ее пробуждения не сделал? Кто на перине лежал, вкусно ел, крепко спал, да?

Нестройный гул толпы был ей ответом. Кто поумнее уже понимал, что дело тут нечисто, но что к чему пока было не ясно.

– Кто за солнышком ходил, кто за месяцем ходил? Пиратов кто не испугался, горных троллей разогнал? Ветра кто не убоялся, из пещеры гроб достал? Вот он! Смотрите! – Ведьма ткнула невесть откуда взявшейся курительной трубкой в оруженосца. – Поняли, да?

– Ты ее спасал, ты ее и целуй! – Пророкотала ведьма. – Ну? Чего встал? Целуй давай! Или поджилки трясутся? Герой понимаешь! Целуй, да?

Оруженосец на негнущихся ногах подошел поближе к гробу, наклонился и зажмурившись коротко ткнулся губами в губы принцессы. Веки ее задрожали, грудь поднялась от первого вдоха и она открыв глаза, затуманенным взглядом посмотрела на оруженосца.

– Мой принц! – воскликнула принцесса, протягивая к нему руки.

Ведьма захохотала. Ее смех разносился над притихшей площадью как набат. Летучие мыши, прикорнувшие в темных закоулках надвратной и ратушной башен, с писком разлетелись в разные стороны, на миг закрыв все небо.

– Принц! Ой не могу! – Хохотала ведьма. – Принц! Ха-ха-ха!!!!

Принцесса, успевшая встать из гроба и обвить руками талию оруженосца, непонимающе смотрела на ведьму. Бледный оруженосец прятал глаза. Королевич тихо отступал к ступеням помоста. Горожане задумчиво чесали головы, а распорядитель свадьбы размышлял – не упасть ли ему в обморок.

– Знай, девица-молодица – Отсмеявшись, гаркнула ведьма. – Твой избранник, сын кузнеца! В богатстве и бедности, в горе и радости, жизнь твоя связана с ним да конца! Люби его – полною чашей станут дом твой и участь твоя. Слово мое тебе в этом порукой. Все-таки ведьма я!

– А вы чего стали? – Обернувшись к венценосным гостям, закричала ведьма. – Ну-ка подносите подарки молодоженам! А ты королевич не спеши. С тобой мне еще разобраться надо!

Распорядитель свадьбы, изображая обморок, потихоньку полз в сторону конюшен…

***

Менестрель, за медный грошик или кружку эля, споет вам о том, как гуляло все треседьмое королевство на свадьбе сына кузнеца и принцессы. Так же он поведает, что чудесным образом сын кузнеца стал графом. Что живут молодожены в трипятнадцатом королевстве и вот-вот отстроят свой замок. Пора бы уже – первенец скоро учебный деревянный меч в руки возьмет, а дочь первые шаги по дедову замку делает. Расскажет, что граф «из грязи» помог своему тестю расширить границы королевства за счет владений убитого им дракона. А так же поведает о несметных сокровищах, которые были найдены в его пещере. Подмигивая пропоет шутливую песню о том, как неравнодушна принцесса к шрамам оруженосца и о том, где она эти шрамы ищет.

А если вы дадите менестрелю серебряную монетку, то узнаете, что правитель триседьмого королевства послал гонцов во все сопредельные (и не только) державы, с приглашением магов, колдунов и прочих знатоков оккультной науки ко двору. Что все приехавшие через некоторое время уезжают с позором. Что в парке замка, специально приглашенные архитекторы и рабочие, сотворили некое подобие болота. И говорят, только тс-с-с! Именно там, на болоте, чаще всего можно встретить королевича.

Автор:

Опубликовано в рамках нашего проекта по поддержке начинающих авторов:

Сказка должна продолжаться.

Читайте также:

комментариев 8

  1. Виктор:

    Очень, кстати, неплохой рассказ. Стараемся публиковать лучшие предложения наших подписчиков. (Чьи рассказы еще не опубликовали – просим извинения, сейчас очень трудно со свободным временем)

  2. Юрий:

    хороший рассказ, поучительный. Даже немного удивил меня сюжетной линией, которая как бы и предугадывается с самого начала, но держит в неведении до конца.

  3. Леонид:

    Вольный пересказ (в общем то неплохой) софзмультфильмовского мультика – “Сказка сказывается”. ) Может помните – “Пойди-найди тут ножичек, Пойди-найди тут ножичек… “

  4. Андрей:

    Честно говоря, не помню… Но пошел искать.
    Нашел – посмотрел. Согласен – основа сюжета, т.е. Царевич, у которого есть слуга Иванушка, сам делать ничего не хочет. Все остальное пересказом назвать нельзя – абсолютно разные истории. Так ведь можно и Властелина Конец назвать вольным пересказом сказки про Синдбада Морехода 😉

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *