“Все девушки, с которыми я встречался в молодости, были библиотекарями”

ЧТО ТАКОЕ ВСЕЛЕННАЯ? Это большой театр. А театру нужна публика. Мы — публика. Жизнь на Земле создана затем, чтобы свидетельствовать и наслаждаться спектаклем. Вот зачем мы здесь. А если вам не нравится пьеса — выметайтесь к черту.

У МЕНЯ УШЛО ДЕСЯТЬ ЛЕТ на то, чтобы написать первый сносный рассказ.

КОГДА МЫ С МЭГГИ ПОЖЕНИЛИСЬ 60 лет назад, у нас не было денег. На нашем банковском счету было 8 долларов. Первые два года у нас даже не было телефона. Мы снимали крошечную квартирку в Венисе, по соседству с бензозаправкой. Там на стене и висел мой первый телефон. Я выбегал к нему, брал трубку, а люди думали, что звонят мне домой. Не было даже телефона, что уж говорить о машине. Но знаете, что у нас было? Любовь.

МЫ ВСЕ — машины времени. Вот почему всю свою жизнь я нахожусь под очарованием стариков. Потому что я знаю: вот сейчас нажму его потайную кнопку и окажусь в 1900 году. Или на Гражданской войне… А в детстве я встречал ветеранов Гражданской войны!

В ХОРОШЕМ БРАКЕ люди всегда учат друг друга. Вы учите друг друга науке жизни. Ежедневно соприкасаясь, лежа на одной подушке, вы влияете друг на друга помимо воли.

НЕЛЬЗЯ ПИСАТЬ УМОМ — надо быть в письме, проживать жизнь над машинкой.

НЕ ПЫТАЙТЕСЬ УСЛЕДИТЬ ЗА ВСЕМИ ФИЛЬМАМИ с их взрывами и прочей банальностью. Следить надо за великими режиссерами. Вот недавно я пересмотрел «Лоуренса Аравийского» Дэвида Лина. Я душу бы заложил, чтобы только написать сценарий для этого режиссера.

ХОРОШИЙ КИНОРЕЖИССЕР должен быть писателем. Он должен быть полон деталями.

НЕЛЬЗЯ ЖИТЬ КАК РЕБЕНОК, который ждет не дождется Рождества с подарками под елкой. Всю свою жизнь я просыпаюсь и говорю себе: «Я жду не дождусь именно этого дня».

РОССИЯ СТАНЕТ СВЕРХМОЩНОЙ ДЕРЖАВОЙ только благодаря тому, что люди научатся любить самих себя. В этом убеждает меня русская литература, русские фильмы.

НУЖНО ПОСТОЯННО БЫТЬ в состоянии влюбленности во что-нибудь. В моем случае — в книги, в писательство.

ЕСЛИ ЧЕГО-НИБУДЬ НЕ ЛЮБИШЬ — не делай этого. И наоборот, если любишь, осилишь что угодно.

Я ХОЖУ НА ПРИЕМЫ в Голливуде, вижусь со знаменитыми режиссерами и продюсерами. И по возвращении спрашиваю у своего желудка: «Ну как?». И бывает, желудок отвечает: «Э-э-э-э». И если так, я больше туда ни ногой. Мой желудок знает, смотрю ли я в лицо лжеца или вора, а то и просто глупого человека.

Я НЕ ДУМАЮ О СМЕРТИ, потому что я-то буду здесь всегда. Этот ящик с моими фильмами и полки с моими книгами убеждают, что сотня-другая лет у меня в запасе есть.

ПРО СЕБЯ Я ЗНАЮ: я делал хорошую работу каждый день моей жизни, восемьдесят лет. Это чертовски здорово, правда?

СМЕРТЬ — это форма расплаты с космосом за чудесную роскошь побыть живым.

Читайте также:

1 комментарий

  1. Елизавета:

    А у меня такая же книга, как на картинке ?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *